25.04.07
В семнадцать МАЛЬЧИШЕСКИХ лет
источник: Газета СОБЫТИЯ | автор: Ольга Василенко

Спасаясь от радиации, накрывшей после аварии на Чернобыльской АЭС всю страну, молодая мама с двумя дочками, совсем еще малышками, приехала из Киева в Артемовск. Бабушка, работавшая тогда учителем физики в одной из школ города, решила проверить радиационный фон одежды девочек. И ужаснулась: дозиметр зашкаливал.

…Исследования, проведенные накануне 20-й годовщины Чернобыльской катастрофы, показали, что радиационный фон в некоторых районах Киева до сих пор превышает норму. При этом начальник лаборатории радиационного контроля Владимир Корнейчук напомнил, что до Чернобыльской аварии нормой радиационного фона по всему Советскому Союзу было – 4-20 мкр/ч., а в 1988 в Украине норму подняли до 25 мкр/ч.
Виктор Иванченко стал ликвидатором последствий аварии на ЧАЭС в 17 лет. Теплоход, на котором он работал в киевском речном порту в должности матроса, тогда сдали в аренду НИИ. «Я тогда уже знал, что такое безработица. Если не согласишься – уходишь с теплохода. А потом полгода будешь вроде как и числиться, и в то же время сидеть без работы», – рассказывает Виктор Леонидович.
– То есть именно ситуация с работой повлияла на ваше решение отправиться в Чернобыль?
– Может, и так. Отчасти. Ну, и никто же не объяснял, что это за напасть и чем она заканчивается.
Масштабы катастрофы осознали сразу, когда первый раз туда пришли и увидели солдат-срочников с опаленными лицами. Это было страшное зрелище. Конечно, тогда еще можно было отказаться. Почему не сделал этого? «Глупое самосознание. Тогда ведь еще советская власть была, нас так воспитывали – мы комсомольцы. Раз надо – значит, надо». С сентября по декабрь возили туда научные экспедиции.

– С ребятами, с которыми вместе были на аварии, поддерживаете связь?
– Конечно, перезваниваемся, навещаем всегда друг друга. Восьмерых человек из команды теплохода уже нет в живых. А всего нас было шестнадцать. Но только двое таких ненормальных, 17-летних. Сергей, мой друг, живет в Киеве, уже на 2-й группе инвалидности, еле передвигается. Слава Богу, у него дочка, у меня сын (в этом году ему исполнится 18 лет) – здоровые, нормальные дети. Естественно, не хотел бы, чтобы это на следующих поколениях сказалось. Но из истории известно: после сброса бомбы на Хиросиму в 4-м поколении сказываются последствия. А Чернобыль – это, по-моему, даже похлеще.
– Как власти реагируют на ваши проблемы? Какова ситуация с лекарствами?

– По 120 грн. компенсации ежемесячно – конечно, это очень много, – улыбается Виктор. – Я инвалид 3-й группы, но заболевание не связали с Чернобыльской аварией. Не связали лишь потому, что не за что было дать взятку. Это не секрет. В принципе, каждый «чернобылец» и все врачи знают, сколько это стоит, чтобы увязать болячку с последствиями катастрофы. Тогда, конечно, и пенсия была бы хорошая. А так, у меня сейчас она минимальная. Тем более, хотя я уже пять месяцев на инвалидности, еще ни разу ее не получал. Так что помогают, сильно помогают. А лекарства… Что подешевле, еще выписывают по бесплатным рецептам. А хотелось бы, конечно, что-то действительно серьезное. За последние полтора года четыре раза лежал в больницах. Лишь в Донецке в больнице профпатологии при мединституте – и лекарства, и обследования бесплатные, причем обследуют все, что только можно. А в остальных больницах: и в клинике им. Калинина в Донецке, и в нашей Артемовской неврологии – за все нужно платить.

Голодавших в марте инвалидов-ликвидаторов аварии под стенами Пенсионного фонда в г.Донецке в связи с отказом Главного управления Пенсионного Фонда Украины в Донецкой области осуществить перерасчет ранее назначенных пенсий по инвалидности ликвидаторам аварии на ЧАЭС Виктор Иванченко понимает как никто другой – ведь, по его словам, процентов 50-70 этой пенсии уходит на лекарства.
Сейчас Виктор Леонидович не работает. Попытался год назад устроиться в ЖЭК электриком. Больше месяца не продержался: непроизвольно разжимается рука, и инструменты выпадают. Сейчас его любимое детище – это сад: выращивает яблони, смородину, абрикосы.
Изменилось ли ваше отношение к развитию атомной энергетики?
– Это, безусловно, нужно, куда деваться, ведь, допустим, здесь, на Донбассе, как таковых мощных рек нет, так что без атомных электростанций не обойтись. Но лишь при хорошей организации труда и производства. Создавая атомную станцию, необходимо осознавать, чем это чревато для окружающих.


 
* Имя:
Е-mail:
* Текст:
* Защитный код: (пять цифр от 0 до 9)


* - Поля, помеченные звездочкой, обязательны для заполнения.