11.04.07
Пятерым дали ПОЖИЗНЕННОЕ
источник: Газета СОБЫТИЯ | автор: Ольга Василенко

Пройдя через несколько милицейских «кордонов», осмотр сумочки и металлоискатель, я наконец попала в зал суда.
Такие меры предосторожности хотя немного и удивили, но были вполне понятны: на скамье подсудимых – преступная банда из 19-ти человек (см. статью в «Событиях» «Бандой себя не считают» в № 6 (268) от 8 февраля 2006 г.), а потому оцепление стражей порядка, которые зорко следили за тем, чтобы в этот день не только в помещение, но и во двор горрайонного суда не проник никто лишний, было обоснованно. На фоне этого требование отключить мобильный телефон и не включать его на протяжении всего заседания показалось сущей мелочью.

Входящие в зал мамы и девушки находящихся под стражей посылали им воздушные поцелуи и пытались как-то подбодрить. Еле уместившиеся за решеткой зала суда арестанты улыбались им в ответ и вели себя очень смирно.

Как и положено, при оглашении приговора все присутствующие встали. Однако, зачитав так называемую «шапку», один из пяти судей, которые прибыли к нам из Донецка, предупредил, что приговор очень длинный (его оглашение заняло три дня – с 2-го по 4-е апреля), так что, вопреки обыкновению, он предложил всем присесть.

…В преступной группе, действовавшей на территории Донецкой и Луганской областей, у каждого была своя роль, в соответствии с которой потом распределялись и денежные средства. Члены банды, предварительно выяснив материальное положение и распорядок дня своей жертвы, согласовывали между собой действия и, заготовив маски и перчатки, чтобы впоследствии не быть узнанными, а иногда и веревку или наручники – для нейтрализации возможного сопротивления жертвы – шли «на дело», причем зачастую прекрасно осознавая, что закончится оно убийством. Для усыпления жертвы частенько использовали медицинский препарат хлороформ. Действовали четко и слаженно, по заранее обговоренному плану.
Живя по «волчьим» законам, так же безжалостно расправлялись и со своими. Однажды настало время избавиться и от одного из главарей. Двое несогласных с лидирующей ролью в банде одного из ее участников и распределением доходов, нажитых преступным путем, решили попросту его «замочить». Кроме того, у них возникла идея заняться совершением еще более тяжких преступлений (что может быть тяжелее убийства? – подумалось мне в тот момент, когда судья зачитывал этот эпизод), связанных с похищением детей и последующим их выкупом. Преступников не устраивало и то, что главарь выдавал им оружие, лишь когда те отправлялись «на дело».

И вот, выбрав один из майских дней, они вместе поехали в кафе, добавили неугодному в напиток клофелин, в его же авто вывезли в посадку и застрелили из обреза его же винтовки.
На счету членов банды разбои, убийства, бандитизм, кражи из магазинов, кафе, гаражных кооперативов, складов, мастерских, частных квартир. Их не останавливали ни замки, ни собаки, которых легко отравить, ни решетки.

На фоне услышанного вздох матери одного из арестованных: «Цветочек мой» – выглядел, мягко говоря, нелепо. Но, видимо, для матери ее сын навсегда останется любимым ребенком. А вот суд, руководствуясь законом, по совокупности совершенных преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим пятерым заключенным: Женчаку, Иванкову, Савченко Роману (в банде участвовал и его брат, получивший 12 лет), Лячику, Гапонову – назначил наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией всего имущества. Остальным избрана мера наказания в виде лишения свободы в соответствии со статьями, по которым они признаны виновными, на сроки от семи до четырнадцати лет с конфискацией имущества. Данный приговор может быть обжалован в установленном законом порядке, осужденные на пожизненное заключение вправе обращаться о помиловании в Верховный Суд.