25.10.06
Часовоярские сюжеты
источник: Газета СОБЫТИЯ | автор: Лидия Шепелева

Рыночные знакомства
Во вторник, ближе к одиннадцати, рынок был почти пуст. Немного лотков с овощами и фруктами, несколько прилавков с секонд-хэндом, женщина с куртками, пара торговцев зерном, продавец подсолнечного масла да машина с картофелем, у которой две женщины решали: брать или не брать. Одна из них, Неля Федоровна, на вопрос о жизни с болью прокричала: "Какая это жизнь? Мы не живем, а отживаем. Внучечка ходит в школу – батька нет давно, мать спилась. А бабушка на 300 грн. пенсии и на базар, и за базар..."
Марина Александровна грустно собирала товар. Выручки никакой. Жизнь в Часовом Яре, по ее словам, начинается тогда, когда комбинат зарплату дает. Но тогда за покупками едут в Артемовск, хотя там, например одежда, дороже. Вот и стоит она почти зря. А что делать? Работы нет, двое детей – и кормить надо, и учить надо.
У Владимира Николаевича большой послужной список. Он по профессии сварщик-верхолаз. Весь Донбасс, по его словам, обстроил: и станы в Мариуполе, и заводы в Донецке, Константиновке, работал на 18 газопроводах. Сейчас на пенсии, а пенсия как у уборщицы. Вот и подрабатывает в хозяйствах: то лафеты подварил, то котлы сделал. Платят натурой. Семечки вот получил, сбил масло, вынес на продажу. Прогнозы на урожай подсолнечника неутешительные. Знакомые агрономы говорят, что запущенные поля мстят.

Больничные откровения
На втором этаже больницы №3 было достаточно темно – экономия электричества, а два окна в конце длинного коридора не в состоянии сделать ожидания пациентов более светлыми. Одни сидели на стульях, другие, мрачно хмурясь, передвигались от кабинета к кабинету. Ожидать радостного общения не приходилось. Так оно и было. Валерий Никанорович пожаловался на то, что и жену, и сына здесь, по его словам, "залечили". В обиде на врачей, которые, по его мнению, "решают вопросы непрофессионально: приезжаешь в Артемовск – а там ставят совсем другой диагноз".
Татьяна Николаевна хотела бы лечиться у более молодых врачей, с другим подходом, другими методами. "Нет лор-врача, невропатолог разрывается – ведет и взрослых, и детей. Надо, чтоб была альтернатива, была конкуренция, чтоб врач дорожил местом". Одним словом, набор тех жалоб и сетований, которые можно услышать в лечебных заведениях каждого города.
Главный врач Котов Александр Виулиевич и сам бы хотел, чтоб была возможность выбора, была здоровая альтернатива. Но работой своего коллектива он, в основном, доволен. Условия для работы нелегкие, однако люди стараются, изыскиваются малейшие возможности. Хорошее физиотерапевтическое отделение в больнице, хирургическое. Недовольство пациентов? Медицина – дело очень тонкое, здесь всегда будут разные мнения, будут благодарности и обиды. Конечно, хотелось, чтобы они были, по возможности, объективными.

Новосеверные страдания
Поселок Новосеверный от центра расположен далековато. Добираться туда не так уж и просто. Особенно когда слякоть, мороз. А школьникам приходится делать это ежедневно, автобус школьный в этот поселок ребят не возит, мамы жалуются. Добираться домой надо до наступления темноты, ибо в Новосеверном напрочь отсутствует уличное освещение. Столбы стоят, провода на них висят, а вот лампочек нет. Голова В.И. Гирчак хоть знает об этом? Темно, страшно, неуютно. Да еще и кладбище рядом. Кладбище старое, заросшее, неухоженное по большому счету. Впрочем, это можно сказать о большинстве городов. Не уважаем живых, не уважаем умерших.

"Опасная зона!"
Такая надпись сделана на полуразваленном здании, что у строящегося храма. Сделана, очевидно, давно. Кирпич с этажей никому не нужного здания обваливается постепенно и непредсказуемо. Это любимое место бомжей, неофициальный общественный туалет и, самое страшное, любимое место игр мальчишек. Альтернативного места для игр у них нет, детских площадок не строят – вот и гоняют здесь в "войнушку", несмотря на предупреждения обеспокоенных матерей. Рухнет шаткая стена – горя не миновать. А "опасную зону" все никак не обезопасят.