13.09.06
Сохраняя память предков
источник: Газета СОБЫТИЯ | автор: Вадим Мардиян

Подданная Нидерландов Якобина Паардекоопер никогда не думала, что на восьмом десятке лет своей жизни найдет в далекой и неизвестной Украине места, где когда-то работал ее дедушка, где жили и работали ее предки, основав шахту “Петр Великий”. В поисках ей помог ее друг Питер Ауденрайт и его жена Хана, которые смогли выйти на артемовцев, небезразличных к истории родного края.
- Мирфрау Якобина, когда вы приняли решение посетить места, где работал ваш дедушка?
- Когда я просмотрела и изучила архив своей семьи и когда встретила Питера. У него возникла идея разместить фотографии в Интернете. Я предложила Питеру и Хане приехать сюда, и они с радостью согласились. Когда мы получили положительный ответ от инициативной группы из Артемовска, то решили приехать сюда осенью.
- А как вы познакомились с Питером?
- Питер – это “врач” моего персонального компьютера. Сначала он помогал мне справляться со сложной электроникой, а потом мы подружились.
- После того, как вы узнали, где располагалась шахта “Петр Великий”, вы сразу приняли решение побывать здесь? Не страшно было ехать в незнакомый край?
- Приехать на Украину мы решили еще до того, как познакомились на артемовском Интернет-форуме с Владимиром Чернозубом и Наташей Жуковой. Питер и Хана уже путешествовали по Украине, и поэтому я ехала сюда безбоязненно. Я вообще много путешествовала в своей жизни, и мне всегда интересно посещать новые места.
- Расскажите немного о себе.
- Я, хоть и голландка, но родилась в Азии. Мой папа был военным и служил в Индонезии, тогда еще голландской колонии. Индонезию тогда называли Голландской Индией. Во времена второй мировой войны я, моя сестра и родители попали в японский плен и стали узниками концлагеря. Японцы держали отдельно мужчин от женщин, и мы три с половиной года не знали, что происходит с отцом. После окончания войны и освобождения из плена мы уехали в Голландию. Сестра вскорости умерла. Концлагерь сильно подорвал ее здоровье. Прошло много лет, но я до сих пор не могу спокойно смотреть на японский флаг.
- А как сохранились все документы, связанные с жизнью и работой вашего деда?
- Дедушка умер в 1917 году, и я его никогда не видела. Моя бабушка сохранила все домашние реликвии: архивы, альбомы, документы. Отец был самым младшим в семье, которая жила тут, на Ступках. И так получилось, что после бабушки, которая умерла в 1954 году, все архивы перешли к нему. А от него ко мне.
- Сколько еще потомков, предки которых работали на шахте “Петр Великий”, вы смогли найти?
- Это семейство Ван ден Маузенбергов, предок которых тоже был одним из директоров на соляной шахте. О них я узнала от своего племянника, который учился вместе с одним из Маузенбергов. Чистое совпадение. Они тоже планировали приехать в Артемовск, но не всегда получается все, что планирует человек. Также я познакомилась с семьей Марксов. Их предок тоже работал на этой шахте. Еще жива одна женщина из этого семейства, которая родилась на Ступках. Сейчас ей 92 года, но ее увезли отсюда в возрасте трех месяцев, поэтому она знает о ваших местах только по рассказам родителей.
- Вы здесь уже несколько дней. Довольны приездом?
- Абсолютно довольна! Мне очень здесь нравится. Мне нравится, что в вашем городе очень много деревьев, зелени. И не так много автомобилей. Это очень хорошо для здоровья людей. Но, когда у вас смотришь под ноги, на ваши дороги и неровный асфальт, становится страшно – боюсь упасть.
Я, вместе с Питером и Ханой, много здесь увидела. Масса впечатлений. Сначала была встреча в библиотеке, где мы познакомились с интересными людьми. Нам показали городской музей, где помимо всего прочего отображена и история Ступок, что меня очень интересовало. Нам показали соляную шахту, где добывают соль. Мы пили ваше прекрасное шампанское, когда посетили завод шампанских вин.
- Вы планируете еще раз сюда приехать? Может, у вас есть желание в будущем как-то восстановить и облагородить те могилы, которые вы смогли найти?
- Я посмотрела: все, что связано с могилами – это большой объем работы. Боюсь, у меня не будет возможности, особенно в материальном плане, заняться их восстановлением. Например, у нас в Голландии, чтобы оставить могилу, нужно купить это место, а иначе через какое-то время могила уничтожается. Тут, на Ступках, похоронена моя прабабушка, а также два члена семьи Маузенбергов. Но неизвестно, сколько всего могил было подданных Нидерландов. Такие документы или не сохранились, или их не было вообще. А что касается еще одного приезда сюда – никогда не знаешь, что у тебя получится в будущем. Хотелось бы возвратиться еще раз в Бахмут.
Подпись на фото: "Питер и Якобина возле голландской могилы"