25.04.13
Приговор врача: спасать уже нечего
источник: Газета СОБЫТИЯ
Когда моему сыну Кирюше было четыре годика, мы обратились в больницу, где у ребенка выявили проблемы с почками. Но биопсию делать было нельзя, так как болезнь находилась в «спящем» состоянии.
Так прошло десять лет. Сын жил полноценной жизнью, играл в футбол, занимался теннисом. В 14 лет вновь начались проблемы со здоровьем: мальчику нужно было удалить грыжу. Операция прошла успешно, но после нее начала резко прогрессировать болезнь почек. За три месяца обе почки Кирилла отказали… Мы боролись уже за жизнь. Всем миром собирали деньги на лечение. Сына направили в Киевский институт им. Шалимова для трансплантации – отец принял решение отдать ему свою почку. Опять операция, спустя время после которой у мальчика развился отек легких. В отчаянии я позвонила батюшке Мирону – он в этот день ехал в Лавру и пообещал, что за Кирюшу будут молиться 280 святых отцов.
В Киеве сына спасали, как могли. Сделали обследование и выяснили, что почка работает на 90 процентов! Наверное, сила молитвы спасла моего ребенка. Семь месяцев после этого мы прожили спокойно, без больниц. Был только контроль.

Подошел срок проходить медкомиссию в военкомате. Там у Кирилла выявили гипертонию и направили в донецкую больницу, где зафиксировали давление 200/120. Не оказав экстренной помощи, сына направили в отделение нефрологии. Мы испугались, ведь при таком давлении может начаться отторжение почки! Вскоре сын попал в реанимацию с отеком легких. Утром реаниматолог сказала, что пересаженная почка сгорела от кровоизлияния. Потом месяц меня успокаивали, что вроде бы все нормализовалось, а я настаивала на переводе сына в Киев для обследования. 21 день сын принимал антибиотики с большим количеством противопоказаний вместо купирования кризиса отторжения почки. Причем прием этих лекарств никто не согласовывал со специалистами-трансплантологами.

В киевской больнице подтвердили, что спасать уже… нечего. Почка поработает еще какое-то время, а потом сына переведут на полный гемодиализ.

Сын принимал по 58 таблеток каждый день! Сначала его мучили сильные головные боли, потом стало двоиться в глазах, после чего один зрачок ушел к виску, перестала сгибаться нога. Потом Кирилл вообще ослеп. Врачи сказали, что был инсульт.

Анемия тяжелой степени, тромбоцитопения, хроническое расстройство питания, высокое давление, тахикардия, проблемы с кровью, слабость, одышка, поражение сердца, отечность конечностей… И это далеко не полный печень «букета». К телу сына нельзя притронуться – сразу гематома, частые кровотечения из носа.

У Кирилла началась сильная депрессия. Он просто лежит и тупо смотрит в потолок. Сын потерял много сил и веру в выздоровление. В 16 лет он прошел все круги ада, и все зря! Отец остался калекой без почки – и тоже все напрасно!

Каждое свое слово могу подтвердить выписками и многими другими документами. Я писала в облздрав, прокуратуру, но нигде не могла доказать правду о непрофессиональном лечении сына.



Татьяна Шлыгина, г.Дебальцево

----------------------------------------------
Первоисточник: Приговор врача: спасать уже нечего, где Вы можете написать свой комментарий.