18.04.13
Никто не забыт
источник: ЗА ОГНЕУПОРЫ (Часов Яр)

В редакцию газеты по электронной почте пришло письмо от жительницы г. Николаева Оксаны Бабенко, а также другие документы, рассказывающие о военном подвиге ее деда Струкова Алексея Васильевича. На фронт он ушел из г. Часов Яра Донецкой области в самом начале войны и назад уже не вернулся. Сегодня в городе живут его внуки и правнуки. Наш рассказ о — далеких военных событиях. Полученные материалы будут переданы в Часовоярский промышленный историко-краеведческий музей.

Мы все меньше и меньше заглядываем на трагическую страницу нашей истории под названием «Война». А ведь практически нет такой семьи, которой бы она не коснулась. С ее стальных объятий не смогли вырваться миллионы наших соотечественников. Семью Оксаны Бабенко тоже опалили ее огненные языки.

Из письма Оксаны Бабенко. «Мне трудно представить, с какими переживаниями сталкивались люди в 20-м столетии, не зная, наступит ли завтра, будут ли живы твои родные, увидишься ли ты с ними когда-нибудь. С какими чувствами матери провожали своих сыновей и дочерей на фронт? Что переживали жены, дети?

Что переживал мой дедушка, Алексей Васильевич, когда его на третий день войны призвали на фронт? Ему было тогда всего 24: жизнь только начиналась. Алексей был из большой семьи, где росло 13 детей. Чтобы как-то выжить, он из Днепропетровской области приехал на Донбасс на заработки, работал на заводе, снимал квартиру. Однажды он увидел, как во время обеденного перерыва в углу пряталась молодая девчонка, сверкая из темноты голодными глазами. Он приручал ее, как котенка, принося ежедневно кусочек хлеба. Мария, Маня, Машенька... Она тоже была приезжей. Ей было всего 18, когда они поженились. В 1936-м родился Коля, спустя 2 года — Митя.

Как Алексею было оставлять молодую жену и двух маленьких сыновей? Как ступать в неизвестность, оставляя за гранью самое дорогое — тех, кого ты любишь, тех, кому ты даровал жизнь. Это значит не видеть, пускай и короткое время, как растут мальчишки, как они смеются, играют, не слышать, как нежно из детских уст слетает слово «папа». Алексей тогда не знал, что оставляет хрупкую молодую женщину с двумя маленькими детьми один на один с войной. Он никогда не узнает о том, как она возом без упряжки везла ребятишек в родное село Савинцы Миргородского района Полтавской области (а это 400 км!), чтоб спастись от немцев. Он не узнает, как они голодали в оккупации, питаясь травой и картофельными очистками, как Колю чуть не застрелил немец за украденную куриную голову... Он не узнает, как мальчишки вырастут, он ничего не узнает...

Было теплое летнее утро. К машине его провожали жена Мария и дети. Коля — гордый от того, что папа нес его на плечах, Митя — на руках у мамы. Никто тогда не знал, что это были их последние минуты вместе. Они расставались, не зная, что прощаются навсегда. Мальчишки не плакали, только Маня удержала внезапно накатившуюся слезу. Долг перед Родиной был превыше всего. Они обнялись, Алексей сел в грузовик и вместе с другими парнями отправился на фронт в составе 162-й стрелковой дивизии. Из Часов Яра в тот призыв было призвано 20 человек, самому старшему было 27, младшему исполнилось 20».

162-ю стрелковую дивизию первого состава бросили в бой под Витебском. Именно этим молодым ребятам одними из первых пришлось столкнуться с врагом. О тех печальных событиях известно очень мало.

В 2009 году в Белоруссии была издана книга Ларисы Бруевой, руководителя регионального центра «Пошук» (г. Витебск) «Пока не похоронен последний павший солдат» о поисковом движении в Витебской области и обо всех, кого удалось установить в ходе поиска. Издание книги было приурочено к 65-летию освобождения г. Витебска от немецко-фашистских захватчиков. В ней, в частности, автор ссылается на «Сборник боевых документов Великой Отечественной войны», выписка 37, военно-научного управления Генерального штаба Советской Армии, в котором был найден боевой приказ войскам на уничтожение противника за 11 июля 1941 года командующего 19-й Армией генерал-лейтенанта Конева И.С.:

«Войска в ночь с 9 на 10.07.1941 года были выдвинуты в район Витебска. Противник форсировал реку Зап. Двина и занял Улановичи. Командующий приказал 162-й стрелковой дивизии атаковать противника и овладеть д. Улановичи, затем отбросить противника на западный берег реки Зап. Двина.

501-й стрелковый полк 162-й стрелковой дивизии сосредоточился в 22:00 10.07.1941 года в районе д. Сеньково. Получив боевую задачу, два батальона 501-го стрелкового полка с похода двинулись на Улановичи, и после 10-12 км марша в 3:30 11.07.1941 года атаковали противника. Бой начался успешно, противник дрогнул и побежал, бросая на поле боя пулемёты и другое оружие... Но с рассветом налетела авиация противника, и наступление приостановилось... Батальоны залегли, а затем начали отход на северо-восток. До 18.00 11.07.1941 года батальоны, седлая шоссе, удерживали «Кирп» (Кирпичный завод 5 км северо-восточное Витебска) и шоссе. Батальоны были усилены одной ротой автоматчиков из Сеньково.

К 19.00 из района Витебска по шоссе на Велиж двинулись мотомехвойска немцев. До 22.00 501-й стрелковый полк вёл бой с противником, а затем начал отход. 501-й стрелковый полк дрался без дивизионной артиллерии и противотанкового дивизиона, которые ещё не подошли».

Скупые строчки боевого приказа... И всё. Больше никаких документов о боях 501-го стрелкового полка 162-й стрелковой дивизии история не сохранила. Нет в архиве ни журналов боевых действий, ни списков потерь этой дивизии за 1941 год. Видимо, документы были уничтожены при выходе из окружения...

Продолжение следует.