11.04.13
Углегорка: швеллера плющились, как пластилин
источник: Газета СОБЫТИЯ

Видевшие – хотя бы издалека – пожар на Углегорке понимали, насколько это страшно.
Но что же тогда говорить зам. начальника пожарно-спасательного отряда № 8 Александру Гордееву или его сослуживцам, которые видели этот пожар так близко, что нам и не снилось? Сразу после того, как МЧСники возвратились с Углегорки, «События» спросили у них, как это было?

Александр Гордеев и начальник дежурной смены оперативно-диспетчерского отдела Максим Осипов любезно согласились удовлетворить наше любопытство.

- Что это за 3-й номер сложности пожара?

- Существует определенная градация пожаров – в зависимости от их масштабности. Если, к примеру, на первый номер выезжает одна цистерна, то на пожар по третьему номеру требуется выезд не менее десяти цистерн.

- Могли бы вы оценить масштаб этого пожара так, чтобы поняли даже самые непосвященные?

- Помните пожар на стекольном заводе? Так вот это – в сравнении с Углегоркой – капля в море.

- Вы оба носите офицерские погоны. В тех обстоятельствах это имеет какое-то значение, или перед огнем все равны?

- Да ну! Какие звезды, какие звания! Все это тут же отходит на второй план. В Светлодарске даже полковники стволы таскали! Единственное – рядовой пожарный должен беспрекословно подчиняться офицерским командам: если я сказал «отходим» - значит, отходим, если говорю «наступаем», то – вперед.

- При какой температуре пришлось работать?

- У нас на глазах металлические швеллера плющились, словно они сделаны из пластилина. Больше пяти минут выдержать это было невозможно, поэтому мы все время сменяли друг друга. Обливались водой, но это мало помогало. Особенно «жарко» было, когда нас со второго реактора перекинули на тушение кабельного туннеля. Там даже выпрямиться во весь рост было нельзя. Передвигались, где пригнувшись, где ползком. Такие лабиринты – электростанция же все-таки! Чтобы добраться до самого тоннеля, надо было пройти по задымленной зоне, а воздушного баллона хватало только на полчаса. Горевшие кабельные оплетки еще и накалили бетон, которым отделаны тоннели. Даже если пламя сбивалось, пройти вперед ты не мог – настолько было жарко. Приходилось полностью охлаждать конструкцию водой, чтобы хоть немного продвинуться. А испарившаяся вода тут же создавала эффект сауны. Но к утру мы его все-таки потушили! На рассвете выбрались оттуда, посмотрели вокруг: пепелище – один к одному Чернобыль!

- Неужели вам совсем не было страшно?

- Не было. Наверное, это привычка. Да, к очагу пожара всегда идешь с осторожностью, ведь неизвестно, в каком состоянии конструкция, и пока ты не убедишься, что над тобой ничего не висит, что тебе ничего не угрожает, всегда есть некоторые опасения. Но это – совсем другое.

- Нештатные ситуации возникали? Хотя весь этот пожар сам по себе уже нештатная ситуация…

- Когда мы приехали на место и машины встали на пожарные гидранты, оказалось, что заправиться нельзя – электронасосы (и кто только до этого додумался?) запитаны от горевшего цеха. А электричество, естественно, вырубилось! Пришлось срочно ехать к водоему, а это – время!

- Вы никак не пострадали? У вас на руках ссадины – это то, что я думаю?

- То. Но это мелочи. Вот когда Гордеев, уже после всего, когда мы потушили пожар на нашем участке, наклонился поднять аппарат сжатого воздуха, а на него чуть не упала огромная шиферина, сорвавшаяся из-за сильного ветра, вот это было!.. К счастью, вниз она не долетела – застряла на другой конструкции. Но закончиться это могло совсем невесело. А так ничего. Отмывались, правда, долго, как никогда. Мы вообще оттуда вышли… бомжи, наверно, красивее выглядят.

- Кто еще из ваших сослуживцев работал в Светлодарске?

- Наш начальник – Александр Стрющенко – и дежурные караулы 39-й и 47-й пожарных частей.

- Вы знаете, глядя на вас, я убеждаюсь в том, что настоящие мужчины еще не перевелись. Спасибо за интервью.



Елена Тихонова Олег Бархударов

----------------------------------------------
Первоисточник: Углегорка: швеллера плющились, как пластилин, где Вы можете написать свой комментарий.