06.04.06
Морковина интересует мнение прокурора
источник: Газета СОБЫТИЯ | автор: Вадим Мардиян

Игорь Морковин является секретарем территориальной избирательной комиссии г. Артемовска. После прошедших выборов к протоколу ТИК о подсчете голосов на выборах артемовского городского головы и депутатов в Артемовский горсовет Игорь Вениаминович написал свою “особисту думку”. В ней секретарь комиссии обозначил нарушения, произошедшие на местных выборах.
- Игорь Вениаминович, вы высказали особое мнение относительно подсчета голосов. Как проходила подготовка к выборам в теризбиркоме, были ли какие-то нарушения или все проходило честно и законно?
- Нет, не все было честно и законно. Взять хотя бы регистрацию кандидата на должность городского головы А. Гонтарева. При регистрации нарушались статьи Закона Украины “О выборах”. Подача заявления и выдача регистрации произошли в один день, а сбор подписей в поддержку его кандидатуры происходил раньше. Суд подтвердил данный факт, но с выборов его кандидатуру не снял.
- Выборы прошли. Вы в письменном виде высказали свое особое мнение. В чем оно выражается?
- Невозможно подсчитать волеизъявление граждан. Одно из грубейших нарушений: в ТИК приезжали члены избирательных комиссий с неупакованными документами. Складывалось впечатление, что сюда везли не выборную документацию, а макулатуру. Заносились документы в открытом виде, у некоторых комиссий бюллетени были свалены в открытые мешки, хотя они должны были быть упакованы, опечатаны и подписаны всеми членами избирательных комиссий. Мои замечания комиссия отклоняла, хотя председатель ТИК и его зам. должны были отправлять членов участковых комиссий обратно для исправления нарушений. Также была непонятна ситуация с привозом протоколов, которые были подписаны на сутки раньше. Возникает вопрос: когда везли протоколы от участка в комиссию, да еще в открытом виде, что могло происходить с ними в “дороге”? Да все что угодно! Я сам лично принял жалобы о том, что в некоторых комиссиях имелись чистые протоколы, на которых стояли печати и подписи всех членов комиссии.
- Вы хотите сказать, что фальсификация выборов происходит не во время голосования, а во время оформления протоколов?
- Я не могу сказать, была ли фальсификация во время голосования (я физически не мог бы присутствовать везде одновременно). Но есть очень странное обстоятельство: с избирательных участков не привезено ни одной “скарги”, ни одного акта. Я точно знаю, что жалобы были, но они нигде не зафиксированы. Почти во всех протоколах нет подписей наблюдателей, уполномоченных особ, доверенных лиц кандидатов в депутаты или на пост головы. Все протоколы чистые! Я не могу поверить в то, что наблюдавшие за процессом голосования нигде не расписывались. При принятии документов от 11-го избирательного участка я настоял на том, чтобы пригласили председателя этой комиссии, так как своими глазами видел там нарушения. Она рассказала, что жалобы у нее были, но их у нее забрали.
- Кто?
- Она не ответила на этот вопрос. А потом голова и заместитель нашей комиссии прервали мою беседу с ней. И так было при приеме документов почти от всех участков.
- А какие жалобы поступили в территориальную комиссию?
- Никаких жалоб не поступило, так как определенной группой людей были продуманы все варианты для того, чтобы не осветить достоверное волеизъявление избирателей. Например, когда я увидел нарушения при сдаче протоколов от 16-го участка и потребовал их возвратить и доработать, голова этой комиссии достала печать и сказала, что готова все исправить на месте. А это серьезнейшее нарушение Закона. Есть чистые протоколы по выборам городского головы и депутатов горсовета. Например, на участке N40 чистые протоколы по выборам в горсовет, а на 17-м – на городского голову. Только одно это ставит под сомнение честность выборов, а по многим фактам можно признать выборы недействительными.
- А какой смысл фальсифицировать итоги выборов в горсовет, если ситуация по партиям более-менее ясна?
- Не все так просто. Я например знаю, что некоторые избиратели знали примерное количество голосов, отданных за определенную партию, и вдруг обнаружили, что на этом участке за их партию отдан только один голос.
- Я тоже слышал об этом факте. Вы имеете в виду Христианско-демократический союз?
- Совершенно верно. За него проголосовало несколько десятков человек, которые знают друг друга и общаются между собой. Они примерно знали, сколько голосов должно быть за ХДС, а при ознакомлении с итоговым протоколом увидели один или два голоса.
- А вы как секретарь комиссии разве не можете высказывать свои замечания и предложения по всем вопросам, чтобы они решались и исправлялись?
- По Закону, комиссия – это коллегиальный орган. Но в нашем теризбиркоме состоялось какое-то единоначалие, при котором голова комиссии самостоятельно принимала решения. Комиссия была превращена в парламентский орган, при котором начинали переписывать Закон, вместо того чтобы строго ему следовать. Еще головой теризбиркома было принято решение о привлечении людей к подсчету голосов в ТИК, которые имеют отношение к партиям, а значит, не могут быть нейтральной стороной выборного процесса.
- Я так понимаю, что вы поставили под сомнение выборы в местный совет. А по выборам городского головы у вас есть свое мнение?
- Я считаю, что свободного волеизъявления граждан просто не существует. На всех этапах выборов могла произойти любая фальсификация. У меня есть право потребовать пересчета бюллетеней во время их сдачи в ТИК, но мне не дают этим правом воспользоваться.
- Кто может инициировать пересчет бюллетеней?
- В принципе, все участники выборного процесса. И сами избиратели, и партии, и кандидаты. Сейчас невозможно точно сказать о реальных результатах выборов, так как слишком много нарушений было выявлено, как мной, так и другими участниками выборов. Скажу больше, на многих избирательных участках после их закрытия наблюдателей просто выгоняли с избирательных участков. Сейчас всеми нарушениями занимаются участники выборного процесса. А еще мне очень интересно мнение городского прокурора Николая Хаустова о всем вышеизложенном.