03.08.11
Вячеслав ДОБРЫНИН: «МЕНЯ не трогали и КРЫШУ не предлагали»
источник: Газета СОБЫТИЯ

«Ностальгии по тем временам, когда я собирал стадионы, а женщины после моих концертов рыдали, нет. Мне не до пиара!» – говорит в своем интервью Вячеслав Добрынин.
О ЕВРО-2012

У меня сейчас самое удобное время: я сам решаю, где, когда и как мне выступать, я не жалуюсь ни на отсутствие внимания, ни денег. И на корпоративы меня приглашают, и я хожу (по данным российских концертных агентств, Добрынин берет за выступление от 12 тысяч евро. – Авт.). Но хочется отдохнуть. Собираюсь поехать в Украину на Евро-2012, может, и в воротах еще постою.

О «СОЛИ» ДЛЯ ЗЕКОВ

Как-то Симон Осиашвили принес мне бумажку со словами песни «Не сыпь мне соль на рану», а я как раз сидел за роялем, музицировал. А я посмотрел и ужаснулся: как же я, человек с академическим образованием, могу позволить себе написать музыку к такому! Какие-то раны, лезвие, ужасное сочетание слов «не говори навзрыд». Я сказал: «Нет!», а сам на автомате смотрел на слова и музицировал. И сочинил. Но петь отказался, и эту «Соль» предложили Коле Расторгуеву, но он не приехал на запись. Пришлось по дружбе выручить Осиашвили и самому спеть. А потом…

Такой бум пошел. Меня стали часто и на зоны приглашать петь. Ведь, оказывается, «Не сыпь мне соль», как и «Колдовское озеро», – для них блатные песни. Да вообще часто перед организованными преступными группировками выступал и удивлялся, что многие из них были скромно одеты, без наколок, говорили на понятном мне языке. А главное – меня никто не трогал и крышу не предлагал, наоборот, они еще мне за пение отстегивали.

О СВИТЕ ПУГАЧЕВОЙ

Мы познакомились с Аллой еще в 1970-м году, когда она пришла прослушиваться в оркестр Олега Лундстрема, а я там работал. Мы с женой с ней очень сдружились. Тем более Алла сошлась с моим близким другом по имени Виталий, они жили, как бы сейчас сказали, в гражданском браке. Ее первый брак с Миколасом Орбакасом, от которого Алла родила Кристину, к тому времени закончился. А с Виталием они любили друг друга, года два были вместе. Все изменилось после ее поездки на конкурс «Золотой Орфей». Пугачева проснулась звездой, и мало-помалу, как она поет в своих песнях, мы стали отдаляться. Ей нужна была свита, а я не хотел быть частью свиты.

Я уже к тому времени закончил МГУ, защитил диссертацию, мне грозило быть научным сотрудником. И, кстати, моя фамилия до 26 лет была Антонов. Это я ее уже потом на Добрынина поменял, когда понял, что с головой уйду в музыку, а на эстраде уже один Антонов, который Юрий, был. Кстати, мне как научному работнику светило 180 рублей за месяц, а как артист я за одно выступление получал 300, вот я и решил тогда, что лучше займусь музыкой.

О ТРАВЛЕ И ФАНЕРЕ

Меня власть не трогала, зато плаху над молодыми артистами держал Союз композиторов. На худсовете мою песню «Все, что в жизни есть у меня», которая потом стала шлягером, восемь раз рубили. За глаза говорили: «Добрынин – выскочка». А в лицо: «А вы член Союза композиторов?» Я честно отвечал: «Это вы члены, а я – мозг».

А фанеру, я считаю, в массы понес хитрый Андрей Разин во времена «Ласкового мая», который набирал бездомных детишек, клепал из них группы и командировал во все города Советского Союза. Из них петь живьем никто не мог, но народу было все равно. Для многих зрителей важно, чтобы на сцену просто вышло знакомое лицо, пообнимался, поцеловался и, как сейчас модно говорить, – сфоткался. А под фанеру он пел или нет, неважно.

О ЖЕНАХ ИРАХ

Не понимаю, когда мне говорят: «Вы такой певец!». Я себя таковым не считаю. Певец – это Хосе Каррерас, у него есть голос, он им играет, что звук аж льется, а я – только извлекаю звук. Называйте меня автор и исполнитель – меня это устраивает. Не обижаюсь, когда меня называют женским композитором – у меня же каждая песня о любви, а всего я написал, как говорят, 1000 песен. Недавно пытался вспомнить, как их писал, но все так и не смог. А под влиянием влюбленности в теперешнюю супругу я написал всего одну песню – «Никто тебя не любит так, как я». Мою жену зовут Ира. Мы с ней уже 27 лет вместе. Кстати, это моя вторая супруга, а первая тоже Ира – я специально выбрал, чтобы не путать. Кстати, на эту песню покушался Филипп Киркоров – хотел спеть для Пугачевой, он же, как обычно, признавался Алле в любви в песнях.

----------------------------------------------
Первоисточник: Вячеслав ДОБРЫНИН: «МЕНЯ не трогали и КРЫШУ не предлагали», где Вы можете написать свой комментарий.