20.04.11
Табу на личную ЖИЗНЬ
источник: Газета СОБЫТИЯ

В середине марта от тяжелой болезни скончался выдающийся искусствовед и популярный телеведущий Виталий Вульф. Сказать последнее «прости» мэтру пришел весь цвет отечественной культуры и телевидения. Такого наплыва знаменитых и влиятельных людей на церемонии прощания не было, пожалуй, со времени похорон Вячеслава Тихонова. Тяжелый недуг у ВУЛЬФА обнаружили еще в 2002 году. Бесстрашный рыцарь культуры вступил в отчаянный бой с коварной болезнью. Друзья и коллеги до последнего надеялись на чудо. Но ни усилия врачей, ни молитвы близких не помогли.
– С Виталием Яковлевичем мы подружились лет восемь назад, когда я пришел работать главным режиссером в Театр Маяковского, – рассказал Сергей Арцибашев. – Для меня смерть этого человека – глубокая личная потеря. Уверен, в сегодняшней непростой ситуации в театре он бы меня поддержал.

– Когда у Вульфа обнаружили рак простаты, он сразу об этом узнал, – вздохнул писатель и переводчик Александр Чеботарь, который был одним из самых преданных друзей покойного. – Виталий Яковлевич мужественно переносил ужасные мучения и процедуры. Одних только операций сделали штук 15. Вульф позволял испытывать на себе новые средства, но в последнее время сильно сдал. Бывало, вставал с больничной койки, приходил на телевидение, записывал передачи и снова ложился в больницу. Канал «Россия» ему финансово помогал.

Фиктивный брак

Почти в каждой программе «Мой серебряный шар» Вульф подробно рассказывал о личной жизни своих героев. А о собственной говорить отказывался. Поклонникам казалось, что ведущий настолько глубоко погружен в работу, что мирское его не интересует.

– Детей у Виталия Яковлевича не было, но это его никогда и не тяготило, – вспоминает Чеботарь. – Женат он был однажды – недолго, по молодости. Супруга Вульфа давно эмигрировала, и больше я ничего об этом не знаю, он о ней не любил распространяться.

В театральных кругах поговаривали, что искусствоведа женщины всерьез не увлекали, и этот брак, скорее, можно назвать фиктивным. Добродушный Виталий просто помог одной из своих знакомых сбежать за границу, ведь незамужним дамам в те годы выезд за рубеж был практически заказан.

Сердце Вульфа, как заверили знающие люди, на протяжении продолжительного времени принадлежало знаменитому некогда режиссеру и балетоведу Борису Львову-Анохину. Мужчину, по слухам, в свое время даже привлекли по 121-й статье тогдашнего Уголовного кодекса – «Мужеложство», а Виталию Яковлевичу чудом удалось избежать подобного унизительного преследования.

Самая большая любовь

– Виталий многим людям позволял думать, что они его друзья, – говорит Чеботарь. – Он их любил, уважал, но близким приятелем никогда не был. Например, Вульф первым написал о Николае Цискаридзе и благословил его таким образом на блистательную карьеру, но друзьями они не стали. Возраст все-таки разный. Вульф остался у меня в памяти очень необычным человеком, таких больше нет. Радовался, например, когда президент его похвалил, назвав своим любимым телеведущим, но он никогда не приближался к власти, не пытался с ней заигрывать или чего-то просить. Хотя был знаком с внуком Сталина и внучками Хрущева и Брежнева.

Друзья отмечают, что Виталий Яковлевич обожал жить с комфортом, но не гнался за большими деньгами. Уют в просторной московской квартире недалеко от Смоленской набережной искусствоведу обеспечивали две домработницы: одна занималась уборкой, другая – готовила обеды.

Зная о своей неизлечимой болезни, Вульф составил завещание. Кому отойдут жилье в центре столицы, иномарка премиум-класса, коллекция редких книг и несколько картин кисти Волошина и Добужинского, а также уникальный портрет Мэрилин Монро, пока точно неизвестно.

Близких родственников у Вульфа не осталось. По словам друзей покойного, высказывалось мнение, что в квартире стоит сделать музей.

– Он очень любил мою дочь Серафиму, особенно, когда она была маленькая, – говорит Александр Чеботарь. – Потом у нее родилась дочка Ника, которой сейчас 11 лет. Это была его самая большая любовь, единственный человек, которому он позволял сидеть у себя на шее. Мы как-то отдыхали в Хорватии, с нами был президент Академии наук Украины. Он журил за что-то Вульфа и говорил: «Не позволяйте никому садиться себе на голову». Виталий Яковлевич ответил: «А я никому и не позволяю, только Нике!»

----------------------------------------------
Первоисточник: Табу на личную ЖИЗНЬ, где Вы можете написать свой комментарий.