02.11.05
Второе пришествие Анжелы Мацак
источник: Газета СОБЫТИЯ

- Есть такое выражение: бизнес – удел мужчин. Как получилось, что вы решили заниматься своим делом?
- Моя публичность не означает, что я занималась бизнесом сама. Мы работали с мужем вместе, и все вопросы решали вдвоем.
- С чего вы начали свой бизнес и какие трудности испытали на начальном этапе?
- Девять лет назад я приехала в город с 500 долларами. Это были времена дефицитов. Деятельность свою начала с рынка, сама таскала ящики, сама торговала. Дела шли хорошо, через год у меня уже было 5 грузовых машин и около десятка торговых точек. Спать приходилось по 3-4 часа в сутки. В городе тогда была напряженная криминогенная обстановка, жизнь была, как на войне. Днем грабила милиция на рынках и на постах ГАИ, вечером – бандиты (выламывали двери в квартире, грабили склады, неоднократно мы подвергались разбойным нападениям. После одного из них я попала в больницу с сотрясением мозга, ножевыми ранениями и сломанной рукой). Утешало одно: я зарабатывала все равно больше, чем они грабили.
- Что переполнило чашу терпения, и вы пошли на открытое обличение хозяина города?
- Сама постановка вопроса интересная. “Хозяин города” – это что за средневековье? Это только у нас может быть хозяин города. Для меня слово "хозяин" созвучно с собственником. А ведь так оно и есть, кое-кто решил, что все городское должно принадлежать одному. И в городе немного осталось того, что еще ему не принадлежит. Хозяин есть у овец, но мы – не овцы. И никакой хозяин нам не нужен, мы живем в демократической молодой стране, где демократия в стадии становления и развития. А теперь по существу вопроса, по поводу обличения. Обличать хозяина в городе не обязательно, все прекрасно знают его лицо. Другое дело, что я не боюсь говорить открыто и считаю, что такое лицо нашему городу не к лицу.
- Когда вы почувствовали угрозу себе и своим интересам?
- Угроза присутствовала всегда, начиная с покупки первого объекта недвижимости. И с увеличением этих объектов она возрастала. Когда квадратура недвижимости начала достигать 4000 кв. м, кто-то решил, что пора косить траву под самый корешок. Тогда и был разработан план: что не сгорит – то заберем.
- Если бы власть не покусилась на «Космос», вы бы решились выступить против нее, хлопнув дверью?
- У всех нормальных людей практически одинаковое мышление. Все мы хотим жить спокойно, без страха засыпать и с радостью встречать новый день. Это стало моей мечтой, так как уже долго жила в стрессовом состоянии. Поэтому я уехала жить в Киев. Год назад я продала свою квартиру в центре города. А два месяца назад моя недвижимость перешла к Д.А. Реве в ходе двух этапов продажи. Третьим этапом должна была быть продажа «Космоса». Но вместо этого прокуратура города от лица Артемовского горсовета подала заявление в суд на реприватизацию «Космоса». Так была разрушена мечта о спокойной жизни. Так произошло второе «пришествие» Мацаков в город. «Здравствуйте, я ваша тетя, приехала из Киева и буду у вас жить». Опять купила квартиру, но не для того, чтобы начинать все сначала. Я не собираюсь в этом городе заниматься бизнесом. Передо мной поставлена цель, от которой я не намерена отступать ни при каких обстоятельствах. Я встречалась с высокопоставленными особами в Киеве, им трудно даже объяснить все происходящее в нашем городе. Вопрос у всех один: у вас что там – колония, или сталинские времена остались? Да, отвечала я, все боятся даже рот открыть против ХОЗЯИНА. Взять хотя бы тот случай на центральном рынке 25 октября, когда на глазах у предпринимателей рушили их торговые павильоны, в глазах их было отчаяние перед беспределом, но страх был сильнее. И все они промолчали, соглашаясь с тем, что происходит. Но я уверена, что ситуация в городе в ближайшее время кардинально изменится.
- Как у нас прессингуется предпринимательство и насколько не защищен предприниматель?
- Бизнес предпринимателя – это то, что должно делать человека сильнее, а получается наоборот – это то, что делает нас уязвимыми и слабыми. Я очень понимаю предпринимателей (так как два месяца назад была такая же, как они), которые, боясь лишиться своего бизнеса, места на рынке, опасаясь проверок, заведения уголовных дел, готовы терпеть издевательства, поборы, живя в страхе. Предприниматели не заканчивали юридические факультеты и не в состоянии бороться против машины юристов, прокуроров, которые в любой момент могут быть брошены на подавление инакомыслия.
- Есть ощущение, что в предпринимательской среде нет единения. Вас давят поодиночке, и вы поодиночке пытаетесь защититься от своры.
- От своры не надо защищаться - ее надо побеждать. Для этого надо объединиться. Нами создается организация «Город - без Ревы». Все, кто устал терпеть сегодняшний режим в городе, присоединяйтесь.
- Как вы полагаете, что перепадает городской казне от многочисленных магазинов, от торговли, оказавшейся в руках семейства, обороты там колоссальные, а налоги?
- Я не могу отвечать за весь бизнес семейства, могу только говорить за те объекты, которые были куплены у меня: «Райский», дискотека «Камелот». Ни на одном объекте новые хозяева так и не приобретали лицензии на спиртное и табак, которые стоят 2500 грн. на один объект в квартал. Кассовые аппараты ни на одном объекте не стоят, и всем становится понятным, сколько платится налогов. На сегодняшний день ни один человек из бывших моих работников не устроен на работу - а это те же самые налоги. А налоговая служба ищет мелкие нарушения только у обычного предпринимателя, а большому кораблю – большое плаванье. Молодежная дискотека, на которой никогда не продавалось спиртного крепче пива, завалена теперь алкоголем: коньяками и водкой - при том, что контингент там от 14 лет. О чем же думает наше ЛИЦО? Наверное, только о своем кармане.
- Рева хочет быть у власти еще пять лет. Что его может остановить?
- Я знаю другое: что может его оставить еще на один срок. Это равнодушие громады, ее безразличие, как и в каком городе будут жить наши дети и внуки. С каждым годом город нищает и становится из прибыльного дотационным. В семействе же происходит все с точностью до наоборот. И если дать еще один шанс семейству на 5 лет, то и так стоящий на коленях город поднять не сможет уже никто.
Беседовали В. Мардиян, А. Садченко