03.11.10
Юбилей ЦАРЯ Бесогона
источник: Газета СОБЫТИЯ

– Не знаю, какой я друг, но враг – хороший, – говорит о себе режиссер, которому 21 октября исполнилось 65 лет. Он мог бы войти в историю как талантливый режиссер, как единственный защитник Сергея Бондарчука на V съезде Союза кинематографистов, как человек, который до последнего боролся за жизнь Нонны Мордюковой, доставая ей лекарства и устраивая в больницы.
Однако для многих имя Никиты Михалкова ассоциируется с человеком, которого коллеги называют Бесогоном, – мстительным и завистливым, разрушившим Союз кинематографистов. В последнее время не везет Никите Михалкову. Коллеги по цеху, много лет терпевшие его на посту председателя Союза кинематографистов России, вдруг вышли из подчинения и попытались свергнуть «царя» под предлогом невыполнения обязательств. Где, мол, обещанные им несколько лет назад златые горы – достойная пенсия, деньги на фильмы, ремонт Дома кино?

С коллегами режиссер вроде как определился: недовольные просто создали свой собственный Союз кинематографистов. Но тут на пути Никиты Сергеевича возникла Генпрокуратура. Здесь Михалков сам виноват – не надо было хвастаться, что имеет право на «мигалку», красующуюся на его машине. Генпрокуратура РФ с мнением режиссера не согласилась и заявила: «спецсигнал» он использует незаконно.


Война с Дыховичным

В мире кинематографа знают все: с Михалковым лучше дружить – обид не прощает. Яркий пример – судьба покойного ныне Ивана Дыховичного. Они были знакомы с детства, лет с 14 вращались в одной компании. Однажды Иван Владимирович сильно удивился, читая в интервью Никиты Сергеевича, что тот не знает режиссера Дыховичного. Возможно, потому, что Иван не боялся говорить о Михалкове правду.

«Никита умел феноменально маневрировать и подстраиваться – в этом смысле он сын своего отца, – говорил Дыховичный в одном из интервью. – Первый раз нас разделила одна простая вещь. В пятнадцать лет у меня умер отец, и все ребята ко мне приехали, а Никита позвонил и сказал: «Старичок, у меня нет времени, я на съемках. Хочешь, заезжай ко мне во второй половине дня, я тебе выражу соболезнования». Это был первый сигнал – кто он, и что из себя представляет. Он легко забывал о людях, легко предавал. Но его обаяние, шарм и сейчас действуют на окружающих, хотя на самом деле все видят его фальшь, ханжество, пресмыкание перед властью… После истории с соболезнованиями наши пути разошлись».

Пути разошлись ненадолго. Судьба не раз сталкивала нос к носу Михалкова и Дыховичного. Они оба ухаживали за дочерью члена Политбюро Ольгой Полянской. По версии Никиты Сергеевича, он не захотел, чтобы ему тыкали в спину и говорили: это – зять Дмитрия Полянского. Свои соображения по поводу невозможности дальнейшего общения он отписал Ольге в письме, за которое его отправили в армию. На деле заместитель Косыгина Полянский не хотел видеть в мужьях дочери отпрыска известного клана, тем более что старший брат жениха – Андрон – не скрывал желания уехать из СССР.

А вот что о том периоде рассказывал Дыховичный: «Никита делал все возможное, чтобы привлечь внимание Ольги. Все время ей звонил. После нашей с Олей свадьбы он исчез, но потом опять появился. Стал приходить к нам в дом, звал Ольгу художником на свою картину. Предложение было сделано с прицелом на ее папу: как только жена согласилась, от Михалкова последовала просьба: «Достань нам «Кодак» – ты же можешь, перестань прикидываться». Оля оскорбилась».

Обиду на Дыховичного Михалков вынашивал долго и, как только подвернулся случай, отомстил. Иван Владимирович собрался снимать фильм по рассказу Ивана Бунина «Солнечный удар». Никита Сергеевич тут же заявился к тогдашнему руководителю киностудии «Мосфильм» Тимофею Сизову и сказал, что экранизировать бунинский рассказ будет сам. Когда Дыховичный узнал о закрытии картины, он пришел к Сизову, а тот врать не стал: «Спроси о причине у своего дружка». А потом директор студии не выдержал и рассказал, как Михалков час стоял перед ним на коленях, умоляя закрыть проект. «Царь всея российского кинематографа» до сих пор так и не снял этот фильм, а Дыховичный уже не снимет…


Не стань врагом

Приступая к съемкам картины «12», на одну из главных ролей Михалков утвердил Юрия Стоянова. Тот попробовал отказаться, ссылаясь на съемки «Городка». Михалков ответил: «Не знаю, какой я друг, но враг – хороший». Стоянов отменил съемки передачи «Городок». Чуть не стал врагом и актер Сергей Газаров. Просматривая вместе с Михалковым рабочий материал, он неосторожно заметил, что финальный монолог мэтра длинноват и неплохо бы его сократить. И чуть не стал врагом…

----------------------------------------------
Первоисточник: Юбилей ЦАРЯ Бесогона, где Вы можете написать свой комментарий.