11.08.10
Вспоминая войну, скажу: не стариковское дело – по судам таскаться
источник: Газета СОБЫТИЯ
Статья «Дети войны в обиде на государство» в номере «Событий» за 21 июля этого года разбудила во мне воспоминания о моем военном детстве.В годы ВОВ в нашем селе Проказево, что в Луганской области, стояли немцы. Женщин гнали на работы, мужчин в селе не было: большинство ушли на фронт, некоторые оставались партизанами в лесу. А маленькие дети были предоставлены сами себе.

Я, как самая меньшая и вроде бы не вызывающая особых подозрений, помогала маме передавать партизанам записки. Бегала к ним в лес с посланиями, запрятанными в косы: мама специально заплетала их не лентами, а бинтами. Из леса возвращалась с полными пазухами диких груш и яблок, чтобы немцы ничего не заподозрили – они всегда проверяли, с чем мы из лесу приходим. Спрашивали только: «Партизан не видели?» «Нет, не видали», – отвечали мы.

Помню, как-то раз отвела меня мама вроде как в туалет, а сама, за кустами, чтобы немцы не видели, прибинтовала к моей голове какой-то лист бумаги, мол, я упала и поранилась, и потому у меня голова в бинтах. И даже слегка царапнула мне голову для достоверности. Пошла я, значит, в лес с ребятишками. А немцы – они ведь тоже не дураки, засаду устроили. Партизаны ее, слава Богу, заметили и пошли на хитрость, выпустили кролика. Мы с детворой начали кричать: «Заяц! Заяц!» И немцы побежали его стрелять. А я быстро прошмыгнула в лес и отдала партизанам лист, оказавшийся оперативной картой. После этого немцы переполошились не на шутку! Еще бы: такой документ попал в руки противника!

Покидая село, они бросали мины в каждый огород! Как сейчас помню их хитрую маскировку: заминированные ведра без донышек. Ребята натаскали тогда полную хату этих ведерок… Как потом оказалось, себе на погибель. А я тоже пошла искать себе такое же ведерочко, но маленькое. Нашла за колхозными базами целую кучу. Выбрала себе самое красивое. Помню, как увидали меня наши военные, приехавшие разминировать село, – так и застыли на месте. Велели не двигаться, отобрали у меня ведро. Я сильно расплакалась: уж очень оно красивое было… В общем, чудом я осталась жива. А возьми я ведрышко не под низ, а за ручку – взлетела бы в воздух. А от хаты нашей с ведрами осталась только воронка… Все ребята погибли…

Так и прошло голодное босоногое детство. Да, видно, и старость государство не хочет нам сильно облегчить. Вот и приходится теперь тем, кто в детстве боролся за право Родины на свободу и независимость, в старости опять отстаивать свои права на достойную жизнь. Где же здоровья набраться, чтобы очереди выстоять да по судам ходить? Я считаю, если закон принят о детях войны, то он должен исполняться не по решению суда, а потому, что он закон.

----------------------------------------------
Первоисточник: Вспоминая войну, скажу: не стариковское дело – по судам таскаться, где Вы можете написать свой комментарий.