04.08.10
Искатель кладов
источник: Газета СОБЫТИЯ | автор: Виктор Гриненко

Кладоискательство – это как рыбалка, как охота – занятие для настоящих мужчин. А для молодежи еще и подготовка к службе в армии. Кладоискатели делятся на любителей-копателей и профессиональных археологов. С одним из таких любителей – кладоискателем Алексеем – мы встретились и попытались немного приоткрыть завесу над их деятельностью.

Доброжелатели называют Вас еще и «черными археологами», намекая на некий аморальный подтекст Вашей деятельности. Есть ли разница между этими двумя понятиями?

– Вы знаете, в семье не без урода. Есть в нашей среде и «черные археологи». Они специализируются на раскопках могил и захоронений в коммерческих целях. Но ко мне и моим товарищам это не относится. Мы не нарушаем никакие законы. Ищем места, где когда-то жили люди, и пытаемся обнаружить какие-либо предметы. Между собой мы их называем «потеряшки» – это либо монеты, либо пуговички, крестики, ложки, вилки и пр.

Как Вы пришли к кладоискательству?

– Историей я интересовался с детства. Всегда мечтал заниматься раскопками. Особенно привлекал меня Херсонес. Судьба же сложилась иначе – закончил институт иностранных языков в Горловке. Но желание искать осталось надолго и с годами лишь укрепилось. Сегодня заниматься кладоискательством стало намного легче, чем раньше. Появилась возможность приобрести вполне приличный металлодетектор. Цены, конечно, «кусачие» – от $300. Но с ним работать значительно легче.

Вы работаете один или в коллективе?

– Конечно, свой коллектив у нас есть. Но работать вместе не всегда получается. Люди все взрослые – семья, работа. Поэтому нередко приходится выезжать на раскопки в одиночку. Хотя в коллективе работать безопаснее. Бывает, что местные жители неадекватно воспринимают нас и проявляют агрессию. В этом случае нужно искать общий язык с людьми и, если конфликт не устраняется, то следует просто уйти.

Что Вы, собственно, ищете и что находите?

– Прежде всего, мы ищем монеты. А попадаются в большом количестве гильзы и пули – отголоски нескольких войн, прокатившихся по нашей территории в прошлом веке. Хотя целенаправленно по «войне» не копаем – не наше это направление. Но если что-то опасное все-таки находим, то либо закапываем поглубже, либо топим в близлежащем водоеме.

Является ли кладоискательство источником Вашего существования?

– Нет. Для меня – это хобби, активный отдых, общение с природой и дополнительная доза адреналина. Но даже если бы я и захотел на этом заработать, то вряд ли бы смог. Многие считают, что если монете 100 лет, то это уже сокровище. На самом деле это не так. К примеру, 1 копейка Николая Второго стоит 10-15 грн. Я не считаю, что это истинная цена монеты. Поэтому оставляю все в коллекции. Находились, конечно, и более ценные монеты. Но они очень редки и расставаться с ними я не намерен.

Где Вы ищете?

– В принципе, всю информацию сегодня можно найти в Интернете. Для того, чтобы что-то отыскать, нужно перечитать много литературы, пересмотреть старые карты, привязать их к новым. В Интернете имеется свободный доступ к картам – «трехверстовкам» 1860 года. Берем их, накладываем на новые и ищем хутора, села, мельницы, питейные заведения, которых уже нет на земле. Глубже во времени мы не ищем, так как для этого нужны т.н. «карты приграничного межевания» 1700-х годов. Их очень много, и все они находятся в архиве, в Санкт-Перербурге. Есть люди, которые занимаются отцифровкой этих карт. Но они стоят немалых денег.

Бывшие поселения можно искать и визуально. Нам известен ряд признаков, по которым мы и разыскиваем эти места. Ну, и, конечно же, общение с местными жителями. Память человеческая способна хранить очень много интересующих нас деталей.

Существуют ли для Вас табу во время поисков и раскопок?

– Да. Мы не копаем на городищах, где ведутся археологические раскопки. Не копаем там, где есть памятники археологии и архитектуры. Не копаем на засеянных полях.

На пляжах работаете?

– Для того, чтобы работать на пляже, нужно огромное терпение. За день на пляже можно насобирать до 3-х кг пробок и не найти ни одной монетки. Получается, что попутно еще и почистил пляж. Но бывает и успешный поиск. Мне повезло найти на артемовских пляжах около 1кг украинских, новых российских и советских монет.

Сколько, по-вашему, людей в Украине занимаются кладоискательством?

– Я думаю, десятки тысяч. Сегодня наблюдается всплеск кладоискательства. Почему это происходит – мне трудно объяснить. Но это уже явление. И не замечать его нельзя.

Вы как-то контактируете с музеями Украины? Цели-то у вас одни и те же.

– Нет. Они не проявляют интереса к нашим находкам, а мы не навязываемся.