19.07.05
Без взаимодействия с Россией мы в Европу не продви
источник: Газета СОБЫТИЯ
Бывший шеф МИДа Константин Грищенко размышляет над нынешней внешней политикой Украины.
Наш разговор с бывшим министром иностранных дел, заместителем главы Республиканской партии Украины Константином Грищенко состоялся сразу после того, как парламент с боями принимал законы, необходимые для вступления Украины во Всемирную торговую организацию (ВТО). Естественно, что он начался с вопроса, когда же наше государство сможет стать членом ВТО и какие это будет иметь последствия.
- Украина имеет все шансы стать членом ВТО уже до конца нынешнего года. Этот шаг – реальная необходимость для того, чтобы стать игроком в глобальной экономике и сделать конкурентоспособными наши производство и наукоемкие отрасли.
После принятия ряда законов появилась реальная возможность для подписания двусторонних протоколов (это необходимое условие для вступления в ВТО) с несколькими влиятельными странами-членами ВТО, в частности, с Соединенными Штатами. Хотя сами законы должны были быть приняты еще несколько лет назад, а не через 6 месяцев после прихода новой власти. Да и конфликтов в парламенте во время голосования можно было избежать: депутатам стоило раздать программу с разъяснениями по всем плюсам и минусам от вступления Украины в ВТО.
- Получается, Россию мы можем опередить?
- Синхронизировать свои действия по вступлению в ВТО с Россией нам нет необходимости. Украина должна, прежде всего, исходить из собственных интересов и видения, чего можно достичь, подписывая протоколы со странами-членами ВТО, с которыми еще остаются нерешенными некоторые проблемные вопросы. Но без настоящего широкомасштабного сотрудничества с той же Россией, без обеспечения свободного доступа на ее рынки мы не сможем быстро продвигаться и в направлении Европы. Это парадокс, но не двигаясь навстречу реальным проектам взаимодействия с Россией, мы не продвинемся и в Европу.
- Константин Иванович, а какой же сегодня у Украины внешнеполитический курс? Он изменился в последнее время?
- Приоритет нашей внешней политики не менялся уже на протяжении многих-многих лет: даже при двух разных Президентах курс на европейскую интеграцию оставался неизменным. Хотя год или два назад вести диалог с Европой и Вашингтоном было намного сложнее, чем сейчас. Но сегодня главным является то, что мы делаем для достижения нашей цели. Для этого, я убежден, нужно уметь работать во всех столицах – в Брюсселе, Вашингтоне или Москве. И если мы умудрились ухудшить отношения со страной, от которой в том числе зависит наше продвижение в Европу, значит, мы не работаем на перспективу. Вряд ли кто-то будет спорить, что в последнее время отношения с Россией у нас ухудшились. И дело не в том, что нужно идти навстречу любым пожеланиям наших соседей. Речь идет о профессиональном поиске тех сфер, где наши интересы совпадают. Объективно – таких сфер гораздо больше, чем тех, где наши интересы противоречат друг другу.
- Какие, например?
- Создание нормальных условий для взаимных поездок граждан, социальные гарантии для украинцев, которые работают в России, – это то, что не может не волновать Украину, и, по большому счету, отвечает и интересам российской стороны. К примеру, для нас важно сохранить партнерские отношения в энергетической сфере, где у нас общие интересы с Москвой. Ведь энергобезопасность для европартнеров – главный приоритет на ближайшие годы. А если мы найдем взаимопонимание, реальное совпадение интересов Европы, России и Украины, то быстрее продвинемся на пути интеграции в ЕС. Одновременно создадим базу для реального стратегического партнерства с Россией. И при этом обеспечим собственные интересы на много лет вперед.
В конце концов, я бы не зацикливался на России: ведь успех Украины в глобальной экономике не может зависеть лишь от одного фактора. Мы не можем быть ориентированы только на Россию, Европу или США. Каждый из этих центров имеет еще и собственные интересы.
- Может, стоит тогда ориентироваться на какие-то наднациональные объединения? Но у нас уже есть пример ЕЭП…
- Формула здесь очень проста: нужно всегда видеть свой государственный интерес. А мы имеем определенную непоследовательность. Перед выборами заявлялось, что ЕЭП – чуть не национальная измена. А не прошло и полгода, как принимается совершенно противоположное решение. Это тревожный сигнал. Если бы Украина в ЕЭП не вступала (а я в свое время выступал против этого), тогда сейчас было бы гораздо легче. Но поскольку переговорный процесс уже давно идет, то теперь нужно проанализировать все аспекты ЕЭП с точки зрения внешней политики и экономических интересов, а уже потом решать судьбу этого проекта. Вообще-то, нужен план, в котором были бы конкретные ориентиры: партнерские отношения с Россией, поддержка Вашингтона, доступ на рынки Европы и Китая – все это усилит нашу экономику. А ее результаты помогут реформировать многие сферы нашей жизни и приблизиться к евростандартам.
- А как же тогда быть с давним желанием присоединиться к НАТО?
- Понимаете, тезис о том, что вступление в НАТО «откроет двери» или станет серьезным фактором, который ускорит наш путь интеграции в Европу, не соответствует действительности. Это для Польши или стран Балтии вступление в альянс, кроме обеспечения собственной безопасности, приблизил их к членству в ЕС. Но сегодня в Евросоюзе серьезно разрабатывают варианты создания собственных структур безопасности. И влиятельные члены ЕС очень по-разному смотрят на сотрудничество с НАТО. У евросоюзников возникли острые противоречия с США в связи с антииракской кампанией.
Тем временем, в отношениях с НАТО нам на последнем саммите предложили вместо «Плана действий по членству в альянсе» только так называемый «Интенсифицированный диалог», который стоял на повестке дня еще год назад на саммите НАТО в Стамбуле. Какой же это диалог, если у нас уже сложились и много лет развиваются отношения особого партнерства!
Я считаю заявление Президента о вступлении в НАТО через референдум абсолютно правильным. Это позиция и нашей Республиканской партии. Для этого правительство должно предложить четкую и масштабную программу работы с обществом, что даст членство в НАТО с точки зрения безопасности и развития отношений с третьими странами, в том числе с нашими соседями, в чем будет преимущество нашего членства, если сравнивать его с внеблоковым статусом и т.д. Этой работы пока не заметно. А без нее говорить о каком-то продвижении к НАТО вряд ли уместно.