23.12.09
Как преодолеть коррупцию?
источник: Газета СОБЫТИЯ
Владимир Литвин предлагает Украине идти собственным путем
Камерун, Эквадор, Кения, Сьерра-Леоне, Зимбабве, Украина. Казалось бы, между упомянутыми африканскими странами и нашим государством ничего общего быть не может. Но это не так. Именно в таком окружении оказалась сегодня Украина в рейтинге коррумпированности различных стран мира, составляемом ежегодно экспертами международной организации Transparency International.

Рейтинг 2009 года, недавно ставший достоянием общественности, удручает: за последние несколько лет наше государство скатилось с 99 места (2006 год) до 146, на котором соседствует с упомянутыми солнечными странами. Всего в списке фигурирует 180 суверенных государств. До «дна» осталось не так уж и далеко…

Побороть коррупцию пытаются везде. Однако успешность пока что доказали две модели. Первая – так называемая Сингапурская или Азиатская схема. Главное место в ней занимает жесткий контроль государства над деятельностью чиновников, помноженный на жестокие наказания за взяточничество и другие проявления коррупции. Система предполагает также дерегуляцию экономики, упрощение налогообложения, повышение независимости судов и зарплат чиновников. Однако главный упор делается все же на жесткое и неотвратимое наказание коррупционеров.

Вторая схема – Шведская, или Скандинавская, которая делает упор на ликвидацию самой возможности коррупции. Достигается это за счет либерализации экономики, максимальной публичности в государственных делах и высоких этических нормах, которые государство ставит перед госслужащими. Что касается наказаний, то, например, в Финляндии, также добившейся больших успехов в борьбе с коррупцией, наказание за взяточничество, даже по украинским меркам, просто смешно. Максимум, что может получить финский взяточник, – это четыре года тюремного заключения. Но если нарушение не очень серьезно, обычно чиновник отделывается штрафом. Впрочем, система построена на принципе «не в деньгах дело»: помимо штрафа, чиновник получает такую порцию презрения от сограждан, на фоне которой даже тюремное наказание может показаться благодатью.

А что же Украина? По какой схеме борется с коррупцией наше государство? Да ни по какой! Наша беда в том, что коррупция уже стала частью экономической и политической систем. То есть вопрос борьбы с коррупцией нужно решать во многом посредством политики. Большие надежды возлагаются на предстоящие выборы президента. Однако анализ программ ведущих кандидатов ведет к однозначному выводу: при всем многообразии идеологий и направлений серьезную, действительно эффективную программу борьбы с коррупцией смог предложить только председатель Верховной Рады Владимир Литвин. В принципе, удивляться этому не стоит: общепризнано, что из лидеров президентской гонки только Владимир Литвин не связан с большим бизнесом, не слишком заинтересованным в борьбе со взяточничеством. А нет обязательств перед коррумпированным бизнесом – нет и преград для реальных действий по искоренению этого зла.

Что же намерен сделать Владимир Литвин, став президентом? На первый взгляд, председатель Верховной Рады отдает предпочтение «сингапурской» модели борьбы с коррупцией. «Приравнять коррупцию к государственной измене. Обязательное декларирование доходов и расходов госслужащих, членов их семей; лишать пенсионного обеспечения госслужащих, которые привлекаются к ответственности за взяточничество, злоупотребление служебным положением. Обязательная конфискация незаконно приобретенного имущества; отменить условные сроки и амнистию по коррупционным статьям; запрет госслужащим высших рангов работать в коммерческих структурах на протяжении трех лет после увольнения с госслужбы; переаттестация государственных служащих на предмет проверки их профессиональной пригодности и принадлежности к коммерческим структурам; восстановление народного контроля; разработка стандарта качества государственных услуг, которые предоставляют населению чиновники. Немедленное увольнение тех, на кого есть жалобы граждан…»

Однако более тщательное изучение программы Владимира Литвина дает основания говорить, что спикер не предлагает стране «сингапурский вариант» в чистом виде. «Содействие малому и среднему бизнесу, уменьшение налоговой нагрузки, упрощение налоговой системы и процедур получения кредитов, создание государственной системы поддержки начинающих предпринимателей, введение в практику заявительного характера регистрации предприятий; утверждение избирательного кодекса, внедрение выборов в Верховную Раду по открытым спискам, в местные органы власти – по мажоритарной избирательной системе; внедрение публичного механизма отчетности депутатов, упрощенной системы их отзыва…» – все эти пункты из программы Владимира Литвина являются своеобразным отражением элементов «шведской системы». То есть, по сути, Литвин предлагает Украине собственный уникальный путь борьбы с коррупцией, в котором учитывается лучшее из продуманного и опробованного во всем мире.

Надо отметить, что Владимир Литвин стал сторонником комплексного решения проблемы коррупции не сегодня. Понимание того, что вопрос одним только ужесточением наказания для коррупционеров не решить, пришло к спикеру давно. «Я предлагаю таким образом бороться с коррупцией: проголосовать пакетом за отмену депутатской неприкосновенности, отмену всех льгот, за отмену выборов на пропорциональной основе, за уменьшение количества депутатов до 300 и провести еще одни досрочные выборы в округах», – эти слова, произнесенные спикером в разгар парламентских дебатов по вопросам борьбы с коррупцией, датируются 2007 годом. Кто знает, прислушайся к Владимиру Литвину другие политики, прояви политическую волю и желание реально бороться с «бичом экономики», может быть, и не фигурировала бы сегодня Украина в списке индекса коррупции в компании Сьерра-Леоне, Зимбабве. Однако ситуацию еще не поздно исправить: сегодня выбирать, где быть Украине – среди африканских стран или между Сингапуром и Швецией – предстоит уже не политикам, а народу.

Александр Иваненко

 
* Имя:
Е-mail:
* Текст:
* Защитный код: (пять цифр от 0 до 9)


* - Поля, помеченные звездочкой, обязательны для заполнения.