24.05.05
Топором по высоким ценам
источник: Газета СОБЫТИЯ | автор: Вадим Мардиян
Мясная лихорадка. Она накрыла Украину несколько месяцев назад и, похоже, не собирается отступать ни на один дюйм. Точнее – ни на одну гривню. Правительство что только ни делало: и уговаривало поставщиков и реализаторов, и соглашения с ними подписывало, и принимало активные меры по упорядочению торговли, и грозило санкциями всем, кто будет задирать цены, и даже пообещало закидать всю Украину импортной свининой и говядиной, чтобы население могло кушать не только макароны.
Вероятно, одними Указами и Постановлениями вопрос обеспечения Украины мясом не решить. Не слушаются базарщики никаких чинов, даже премьер-министра. Побывав на днях на рынке, понял – наши реализаторы или не смотрят телевизор, не зная, что им говорит Юлия Тимошенко, или плюют на все эти постановления и уговоры. Мясо по своим ценовым показателям зашкаливает за здравый смысл и отпугивает даже не бедных покупателей. Свинина – 25-27 гривень, говядина – 22-25. Но это - за самые лучшие куски вырезки. Хотя остальная продукция с костью и жилами не намного дешевле.
Приятно удивила на нашем рынке стоимость говядины у предпринимателя Тарасова. У него цены, как во время выборной кампании – от 15 до 15,8 гривень за килограмм говядины. Странно смотреть на эту цену, слушая откровения других продавцов, рассказывающих, как тяжело им снизить цену на мясо из-за ее высокой себестоимости и больших побочных расходах при доставке, разделке, хранении и продаже. Разговорились с Тарасовым, устроившим демпинговые цены на Артемовском центральном рынке, и услышали много интересного.
- Алексей Архипович, откуда такая низкая цена? Тем более, что высокие цены у ваших соседей по прилавку примерно равны среднеукраинской цене на мясо и мясопродукты?
- Вы не первый, кто задает такой вопрос. Для всех удивительно, что можно продавать мясо на 7-8 гривень ниже рыночной стоимости. Люди уже привыкли к драконовским ценам и не верят никаким обещаниям. Я хочу доказать всем – цены на мясо могут быть ниже. И не надо для этого выдумывать что-то новое. Надо просто не пытаться в течение короткого срока сколачивать себе состояние, наживаясь на бедных людях.
- А на чем можно сэкономить, чтобы цена была немного ниже?
- У нас мясо проходит три этапа, прежде чем доходит до покупателя. Первый этап – производитель мяса – фермер или крестьянин. Он продает по 6 гривень за килограмм живого веса. Второй этап – перекупщик. Он скупает мясо у производителя и перепродает его. И третий этап – реализатор. Он покупает мясо у перекупщика, оплачивает услуги рынка (плата за место, за рубку, за хранение). Мне достаточно всего 10 процентов наценки, чтобы торговать и не оставаться в накладе. Я сам закупаю мясо, сам занимаюсь рубкой, сам продаю. Поэтому цена ниже.
- А это мясо, которым вы торгуете, – импортное или наше, отечественное?
- Наше, украинское. Я беру его на Горловской базе. Там можно брать и свинину, и сало по более низким ценам. Мяса там в достатке. Жаль, что у нас не хотят этим заниматься. На рынке стоят только частные реализаторы. Причем, стоят много лет одни и те же.
- Ну, ведь не все же крестьяне могут ехать на рынок и торговать. Они вырастили и продали, не выходя из дома. Вероятно, такой способ им выгоден и удобен – меньше возни с обработкой мяса, его хранением в холодильнике, рубкой, не надо стоять на рынке, договариваться о месте.
- Крестьяне меньше всего зарабатывают на мясе. Всегда так было: к тебе приезжают, покупают у тебя молоко, а тебе остается один навоз. Реализаторы регулируют цены на рынке, поэтому всегда остаются в выигрыше. Они чутко реагируют на социальную обстановку, поднимая или чуть снижая цены. Но, в основном, все рыночники между собой договариваются, поэтому цена на рынке одинаково высокая.
- А вы не настроите против себя всех реализаторов? Вы же перебиваете их бизнес.
- Да, вы правы, трения были. Но все стало на свои места. Я рыночник с многолетним стажем, меня все знают, ко мне прислушиваются. На данный момент я смог немного сбить цены на мясо. Если раньше говядину с костью продавали по 19-20 гривень, то сейчас цена упала до 16-17 гривень. Для нашего покупателя три гривни тоже деньги.
- Мне всегда казалось, что на рынке существует своеобразная мафия. То есть существуют люди, которые устанавливают цены, не разрешая продавать мясо ниже интересов мафии.
- Нет, мафии как таковой на мясных рядах нет. Что-то подобное наблюдается там, где торгуют овощами и фруктами. Там действительно много лет ходят по рядам и устанавливают цены на садово-огородную продукцию. А тут сами мясные реализаторы строго устанавливают минимум, ниже которого никто не должен продавать.
- Хорошо, а почему никто не хочет заниматься этим в городе? Почему самому рынку не создать какое-нибудь предприятие, чтобы торговать мясом по низким ценам?
- Скорее всего, никому не нужна лишняя головная боль. Город мог бы организовать продажу такого мяса и получил бы только слова благодарности от горожан. Этим бы город стимулировал снижение цен у рыночных реализаторов. Единственное, что меня поддержала директор рынка Ирина Вернигора и начальник отдела торговли исполкома Ирина Бурма.
- Может, есть смысл организовать вам еще два-три места на рынке, чтобы можно было обеспечить всех желающих дешевым мясом, а заодно заставить остальных реализаторов снизить цены?
- Я так и хочу сделать. Мало того, такую же точку я буду ставить на новом рынке по ул. Юбилейной. Я не стремлюсь заработать много денег, я хочу, чтобы артемовцы поняли – в государстве есть возможность дать людям качественную и недорогую продукцию. Если этим не занимается городское начальство, то этим буду заниматься я.

P.S. После похода на рынок не оставляла мысль: у нас в “белом доме” только и говорят о помощи слабозащищенным слоям населения – пенсионерам, малоимущим, многодетным семьям. Собираются совещания, комиссии, принимаются резолюции, ставятся “галочки” о проделанной работе. А вот, пожалуйста, – не надо много ума и лишних телодвижений, чтобы накормить людей социальным продуктом. Надо просто немного помочь тем, кто хочет сделать жизнь чуточку легче и остановить тех, кто откровенно грабит людей. Не думаю, что это сложно.