17.06.09
«Хребет» Розенбаума
источник: Газета СОБЫТИЯ

Александр Розенбаум из врачебной семьи, и сам по профессии врач. Пять лет проработал на «скорой помощи». И хотя сейчас он – знаменитый артист, поэт, музыкант, композитор, жизнь продолжает воспринимать по-прежнему, с точки зрения врача.

Александр Яковлевич, у нас долго хилые, но сильные духом интеллигенты были в почете, а здоровяки – в «загоне». Вам кто ближе?

– Дух не передается генетически и не вырастает на пустом месте. Он воспитывается жизнью, преодолением трудностей, неудобств, боли. Не обязательно каждому иметь гору мышц, но, скажем, сильные руки сильному духом не помешают. Во времена моего детства в школах были спортивные секции: ребята занимались спортом, получали удовольствие. А сейчас люди идут в секции, чтобы бить друг другу морду. Когда все граждане страны качают мышцы для нанесения тяжких телесных повреждений своим же товарищам – это ненормально.

Вы «качков» не жалуете?

– И среди «качков» есть приличные люди. Но у многих дух-то какой? Дрессированного бультерьера! Человек получил установку: мужчина должен быть крутым. И вперед!

Сами вы – в завидной физической форме. Как ее поддерживаете?

– Хребет делается с детства. Колол дрова, тяжести поднимал. В 5-6 лет я таскал из колодца полные ведра. И не просто носил, а «выжимал», как гантели. А несколько лет назад временно перестал заниматься – из-за автокатастрофы, в которую попал в Украине. Я тогда даже испугаться не успел. Почувствовал только, что меня сбрасывает с сиденья. Очнулся уже в канаве, весь в кровище, с острой болью в голове и груди. На следующий день приехал на концерт в реанимобиле, залитый хлорэтилом и наколотый лекарствами. С носилок вышел на сцену, потом лег обратно и уехал – и так до конца гастролей.

Вы и сейчас помогаете людям как врач? В Череповце, говорят, женщину спасли.

– Это профессиональный инстинкт. И никакого геройства тут нет: я – врач и выполняю свою работу. Увидел на дороге сбитую машиной женщину, в крови, без сознания. Я остановил кровотечение, дождался врачей, передал им пострадавшую и уехал. А как иначе?

Вы бываете везде, встречаетесь с народом. Мы стали жить хуже или лучше?

– По крайней мере, не хуже, чем 10 лет назад. Люди лучше одеты, в кафе отдыхают не одни «быки с гайками на пальцах», а и средний класс, студенты.

Чужая роскошь рядом с нищетой вас не раздражает?

– А это уже вопрос морали! Если у вас сто миллионов долларов, то, чтобы спросить, откуда они, существует прокуратура, суд. Желаете построить себе роскошный особняк – ваше право. Другое дело – сегодня его надо ставить не в центре города и не в селе, где полно разваливающихся хибар. Дворец рядом с трущобами – в цивилизованном мире такого нет. На Западе есть недоступные для глаз места обитания богатых людей. Миллионер не возведет виллу возле бедняков. Просто по морали не очень удобно.

Однако, похоже, прибавляются не только богатые, но и бедные.

– О каких бедных вы говорите? Студенты подъезжают к вузам на собственных джипах! Я вижу, что тунеядцев у нас еще больше, чем нищих. Настоящих бедных – одиноких пенсионеров, инвалидов – можно отличить всегда. А остальные просто не хотят ничего делать. Работать надо! Не можешь заниматься бизнесом – иди крась заборы.

Вы уже смирились с мыслью, что вашей страны, СССР, не существует?

– Мы – Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан – наверняка объединимся, как только избавимся от странных терминов «старший брат» – «младший брат». Я называю себя советским человеком. В геоэтническом смысле этого слова. Когда я еду выступать в Украину, то еду не в зарубежье и не в гости. Весь бывший СССР – моя одна неделимая родина.

– Когда Путин стал президентом – началось безумие. Откуда это обожание?

– Это не к Путину относится, а к народу. Мы же азиаты, не надо этого стесняться. Мы ругали культ личности Туркменбаши, и напрасно. Они веками жили с ханом, с баем, а мы с царем. Народ царя видеть хочет! Это было, есть и будет.

Говорят, что вы виделись с Пиночетом?

– Было как-то. Он мне понравился: крепкий, воспитанный, хороший дед. Настоящий вояка. Но свои выводы о доне Аугусто и его правлении я сделал не по встрече, а по тому, что увидел в Чили. Если бы у власти остался Альенде, эта страна бы кончилась. Пиночет убрал с дороги только 3 тысячи – тех, кто с оружием в руках выступил против режима. И установил в стране порядок, вылечил ее.

 
* Имя:
Е-mail:
* Текст:
* Защитный код: (пять цифр от 0 до 9)


* - Поля, помеченные звездочкой, обязательны для заполнения.