22.04.09
Снаряды ложатся близко
источник: Газета СОБЫТИЯ

На прошлой неделе мы сообщили о смерти Евгения ВЕСНИКА. Актер скончался на 87-м году жизни от инсульта. В последний путь народного артиста России проводили со сцены прославленного Малого театра, которую Евгений Яковлевич считал родной. Хотя работал он в трех московских театрах.

Последние годы жизни Весник практически не выходил из дома. Гостей, журналистов принимал за столом, выставленным в коридор своей небольшой квартиры на Тверской. За столом плотными рядами стояли стеллажи с огромным количеством книг. «Вот, смотрите, из ничего сделал себе кабинет!» – хвалился он. И, усадив гостей, кричал в сторону кухни: «Нонка, чаю нам!» У милой супруги Весника Нонны Гавриловны всегда все было наготове.

Резкий, но справедливый

Его родителей, видных государственных деятелей, репрессировали в 1937 году. В 1942 году юный Женя ушел на фронт и сражался с фашистами, получил множество наград. Но репрессии родителей и война не сделали его жестоким. Несмотря на огромное количество блистательно сыгранных серьезных ролей классического репертуара, в массовом зрительском сознании воспринимался эдаким добрым недотепой, как в фильме «Приключения Электроника». А ведь именно Весник первым в СССР сыграл в театре жулика Остапа Бендера! Всего ролей в кино и театре у Евгения Весника было больше девяносто. Но запоминался его образ по очень небольшим, но чрезвычайно добрым ролям. Его Остапа Бендера мало кто помнит, но вот фраза учителя математики «Макар, не дерзи!» из «Приключения Электроника» стала поистине крылатой. Этой фразой Весник как актер, человек, педагог показывал свое отношения ко всему плохому, что окружало его в жизни.

Пытался изменить мир

В профессии Евгений Яковлевич был требователен чрезвычайно. Кстати, когда-то он преподавал в эстрадно-цирковом училище, и среди его студентов были Геннадий Хазанов, Алла Пугачева, Илья Олейников.

– Нет нынче таких актеров, как Папанов, Леонов, – говорил он в последнем интервью за месяц до смерти. – Одна мелочь. Те же, кого все считают сегодня передовыми звездами, кто входит в пятерки самых высокооплачиваемых, на самом деле дилетанты. Как они играют, что делают? Как Щепкин говорил? – «Иди от себя в любой роли». А они все не от себя идут, а себя выпячивают.

Многие коллеги считали Евгения Яковлевича капризным и даже злым человеком. Он действительно был непростым. Не любил ложь. Всегда гневно высказывался в адрес тех, кто нарушал законы и правила нормальных человеческих взаимоотношений. Порой после его резких, но таких точных высказываний казалось, что все – земля, люди – должны перевернуться, измениться, но стать такими, какими хотел их видеть Весник.

Его романтизм и непримиримость к несправедливости совершенно не вписывались в реалии этого мира. Хотя среди близких людей Евгений Яковлевич слыл ерником и даже хулиганом. Любил травить байки, рассказывать анекдоты. Фактически ходячий энциклопедист театральной жизни Москвы послевоенной поры.

Иногда, после беседы, Евгений Яковлевич мог расхулиганиться: прямо на тельняшку надевал пиджак с боевыми наградами, повязывал на голую шею красный галстук и, взяв в руки подаренный друзьями спиннинг, позировал перед фотокамерой.

На церемонии прощания с артистом этот китель торжественно вынесли на сцену и разместили рядом с траурным венком от коллег из Малого театра.

За кулисами Малого

Во время церемонии коллеги усопшего – потрясенные, потерянные, опечаленные – по очереди подходили попрощаться. Многие из прощавшихся актеров – почти его ровесники. Не все смогли выносить свои чувства на публику. За кулисами сидели в стороне от толпы прекрасные актрисы Элина Быстрицкая и Ольга Аросева. Со слезами на глазах, они тихонько вели грустную беседу.

– Люди, конечно, будут помнить Женю по его ярким ролям. Таких актеров больше нет. Он не злой был, нет. Справедливый! – сокрушалась Быстрицкая.

– «Снаряды» ложатся все ближе, – грустно вздохнула Аросева.

О каких «снарядах» шла речь, пояснять не стоит.

 
* Имя:
Е-mail:
* Текст:
* Защитный код: (пять цифр от 0 до 9)


* - Поля, помеченные звездочкой, обязательны для заполнения.