25.06.08
Непокоренный малгородок
источник: ЗА ОГНЕУПОРЫ (Часов Яр)
Утро 22 июня 1941 года принесло жителям нашей страны зловещую весть о том, что нацистская Германия без объявления войны внезапно напала на СССР. Самыми тяжелыми и трагичными были первые месяцы войны – неся огромные потери, Красная Армия отступала… К началу осени большая часть Украины была оккупирована врагом.

Враг рвался к Донбассу. При Часовоярском горисполкоме был создан эвакуационный штаб, в который входили директора заводов, главные инженеры, секретари парторганизаций, ведущие специалисты. По указанию уполномоченного Госкомитета обороны из ремонтно-механических цехов были демонтированы металлорежущие станки – токарные, строгальные, фрезерные, сверлильные, плоскошлифовальные и другие. Заранее подготовили к эвакуации все паровозы, мотовозы и железнодорожные краны. В вагоны, на платформы грузили демонтированные из цехов коленорычажные прессы, редукторы, электродвигатели, трансформаторы, компрессоры, смесительное и лабораторное оборудование, пусковую аппаратуру, различные материальные ценности. В специальные ящики упаковали техническую документацию Новошамотного завода. Руководил этими работами главный конструктор К.И. Котляров.

Дни и ночи не выходили из цехов завода № 1 слесари И.А. Синицкий, И.В. Чумак, И.Е. Рогаченко, И.И. Тюнис, И.Е. Хайло, А.Н. Ревин, Ф.И. Забирко. Вместе с главным механиком Я.Е. Полянским они выполнили основные работы по отгрузке ценнейшего оборудования, вывели из строя силовые трансформаторы.

На заводе №2 эвакуационными работами руководили директор М.С. Иващенко и главный механик П.М. Степанченко. 18 октября был отправлен со станции Часов Яр последний эшелон с оборудованием, ценными материалами, заводским архивом и чертежами на Новокузнецкий металлургический комбинат. 20 октября ушел последний эшелон с людьми со станции Артемовск-2. Были эвакуированы более 400 высококвалифицированных рабочих и инженерно-технических работников. Часовоярцы трудились во время войны в Богдановическом и Белкинском Рудоуправлениях огнеупорных глин, обеспечивающих сырьем металлургические заводы Урала и Сибири.

Группа М.С. Иващенко, П.М. Степанченко, И.С. Зозули и П.Г. Кривошеева вывела из строя некоторые производственные объекты, чтобы ими не смог воспользоваться враг, в ночь на 22 октября они покинули город и по разбитым дорогам стали пробираться к городу Коммунарску, в распоряжение заместителя министра черной металлургии.

12 октября закрылись все школы. 28 октября город Часов Яр был оккупирован гитлеровцами.
Вот как вспоминает дни оккупации выпускница 1941 года Ольга Ивановна Лазаренко: «Примерно 26 октября по улице Горького проскакал на лошади красноармеец. Один пожилой мужчина спросил: – «Что, сынок, отступаем? А как же мы?». «Простите папаша! Но мы ненадолго. Месяца через три ждите! Мы возвратимся!» – был ответ. И ускакал. Это был последний красноармеец, которого мы проводили со слезами на глазах.

Прошли еще два дня. Наступило 28 октября. Полдень. Народ суетится, чего-то ждет.
Вдруг прибежали мальчишки со стороны железнодорожного вокзала и закричали: «Немцы! Немцы идут!» Все, кто находился на улице, как бы замерли и смотрели в ту сторону, куда показывали дети: в сторону железной дороги.

Вскоре показался конный обоз: низкорослые, но очень большие лошади-ломовики тянули огромные брички, на которых лежал какой-то груз. Рядом молча шли немецкие солдаты с автоматами наготове. Шли медленно, ни на кого не смотрели. Растянулись на всю улицу Горького и все шли, шли…

Время близилось к вечеру. Прошло около часа. Мы услышали, как кто-то очень шумно шел по коридорной лестнице. Не успели опомниться, как сильный стук в дверь нас испугал: в квартиру зашли два здоровенных немца. Не сказав ни слова, бросились жадно к столу и стали забирать со стола все, что было: рафинад кусками, вареную кусочками тыкву, печеную сахарную свеклу, яблоки. Все распихивали по сумкам, карманам. На кухне забрали жареные подсолнечные семечки. Один сказал: «Клеб, клеб». Еще поискали в буфете, поняв, что больше ничего нет, ушли.

Наутро мы узнали, что немцы допоздна ходили по квартирам и забирали последние продукты, которые мы уже 4 месяца получали по карточкам. Забирали все, что находили. Немцы показали, что с нами не будут церемониться, что будут с нами обходиться, как с батраками, забирать все без спроса. Двое суток немцы еще нас «подчищали». На третьи сутки появилась власть: новоиспеченый староста и группа полицаев, привезенных из Ямы (Северска). Староста перевез семью в самую лучшую квартиру в единственном отапливаемом на то время доме №26 по улице Горького. Новая власть ввела комендантский час с 8 часов вечера, велела соблюдать маскировку, сдать все радиоприемники, всем трудоспособным зарегистрироваться на Бирже труда.

Время близилось к зиме. В квартирах, в домах холодно, электричества нет, воды в водопроводах нет. Воду стали носить из колодца, который сохранился на улице. У колодца образовывались большие очереди, так как сюда шли жители со всех улиц и поселков. На это уходила третья часть дня.

По улицам постоянно патрулировали немцы, особенно в вечернее и ночное время. Без пропусков во время комендантского часа ходить запрещалось. Весной 1942 года началась отправка парней по повесткам в Германию. А летом также угоняли и девушек. Понаехали немецкие коммерсанты, пытались наладить работу в цехах, рудниках, но ничего у них не вышло.

В первые недели появления оккупантов объявились люди немецкой национальности, которые стали переводчиками. Им давали хорошие квартиры, обеспечивали продуктами. Они ходили с высоко поднятыми головами. Разъезжали с немцами на грузовых машинах илив бричках. Немецкий язык я изучала в школе с большим удовольствием, серьезно. И поэтому могла почти свободно разговаривать с немецкими солдатами, когда это надо было. Каково же было мое удивление, когда они говорили, что Советский Союз первым напал на Германию…»

В период немецкой оккупации бургомистром Часов Яра был некий Ахматенко. В Управе служили Гайворонский, Яловой, Тельнов. При Управе работали отделы финансовый, юридический, «социальной помощи» и другие.

Здания школ им. Орджоникидзе, им. Х-летия Октября и им. МЮДа были сожжены оккупантами. Работали семилетки №2 (директор Коваленко), №1 (директор Н.Н. Фомин) и начальная школа им. Р. Люксембург на 3-й ЖСК (директор Х.К. Скрипка). Учетом граждан занимались Биржа труда и паспортный стол.

Начальником полиции стал бывший начальник пожарной охраны горного управления Шевченко.

На заводе №2 оккупационные власти пробовали организовать производство огнеупоров, но ничего не вышло. Прессы были выведены из строя, собрать их не удалось. Хотели обжечь сырец, который оставался в сушилках. Долго пробовали сделать садку в одной из печей, но так и не сделали.

На заводе им. Орджоникидзе действовала мастерская по изготовлению и ремонту бричек, где занято было около 30 человек. На заводе №1 работали крупорушка и маслобойня. Немцы периодически гоняли людей на упаковку соломы.

Работавшим немцы денег не платили, а выдавали мизерный паек – всего 300 граммов эрзац-хлеба. Остальное население не имело никаких средств к существованию. Люди с тачками шли за десятки километров в села, чтобы выменять хоть немного продуктов. Но не всем удавалось благополучно возвратиться домой – нередко немецкие солдаты все отбирали.

Несмотря на постоянную пропаганду со стороны захватчиков, большинство людей верили в скорый приход своих освободителей… В Часов Яре оставались семьи многих ушедших на фронт в первые дни войны – их положение было особенно опасным.

Более 7000 часовоярцев сражались в боях, из них только 1700 вернулись с фронта, 1450 отмечены правительственными наградами. Героями Советского Союза стали: летчики А.Н. Мироненко, А.Л. Кривонос, десантник М.М. Холод, морской десантник Л.В. Недогибченко, политработник Г.А. Дубровский. В партизанском соединении С.А. Ковпака госпитально-хирургический батальон возглавлял врач Дмитрий Скрипниченко.

В период оккупации часовоярцы принимали участие в деятельности артемовской подпольной организации под руководством А.А.Колпаковой, а также константиновской и александро-шультинской, воевали в партизанском отряде И.Г.Чаплина, который работал на огнеупорных заводах в середине 30-х годов. Непокоренные патриоты вошли в подпольную организацию во главе с Л.И Иржембицким. Среди них И.С. Самохвалов, Р.Г. Бондаренко, Г.И. Петров, Х.Н. Мурадян, М.С. Воронов, А.В. Савенков, П.Р. Максимов. От рук оккупантов погибли патриоты Федор Скрипниченко, Марфа Бонь, Иосиф Заднепровский, Г. Лагутков, П. Клевцов, Ежов, Любачев, Чалый, Бугаева, Колесник.

Болью в сердце отзываются воспоминания о двух годах оккупации нашей родной земли у ветеранов Великой Отечественной, сполна познавших лихолетье войны, горечь утраты боевых товарищей; у ковавших победу в тылу рабочих, инженеров; у переживших оккупацию, тех, кто со слезами на глазах встречал бойцов 266-й и 259-й Артемовско-Берлинских дивизий

 
* Имя:
Е-mail:
* Текст:
* Защитный код: (пять цифр от 0 до 9)


* - Поля, помеченные звездочкой, обязательны для заполнения.

Пена монтажная бытовая makroflex купить монтажная пена люблино купить www.lpole.ru.