30.04.08
О коррупции говорить не пожелали
источник: Газета СОБЫТИЯ | автор: Вадим Мардиян

Если поглядеть на ситуацию взаимоотношений средств массовой информации и судебной власти, то с первого взгляда ничего плохого не заметно. В центральных да и в местных СМИ, по телевидению почти ежедневно проходит информация о различных судебных процессах, с которых журналисты ведут чуть ли не прямые трансляции. Но это видимая часть айсберга взаимоотношений судов и СМИ. А вот о невидимой стороне много говорилось на семинаре «Судова влада та засоби масової інформації», поучаствовать в которой пригласили меня как журналиста регионального СМИ газеты «События».

Сам семинар был организован американо-украинским проектом USAID «Україна: верховенство права» и «Українським освітнiм центром реформ». Сначала мы слушали судей, которые высказывали свое отношение к тому, как работают журналисты в залах судебных заседаний, как описывают судебные процессы. А потом уже сами судьи узнали о том, как взаимодействует судебная власть со СМИ в развитых демократических государствах. Тем более, что такой случай представился: на семинаре выступал Дэвид Реймондини из Верховного суда штата Индиана, который также является и журналистом.

Вечером того же дня состоялся круглый стол, где друг против друга посадили судей и журналистов. Тут началось живое общение между обоими ветвями власти. Не скрою, были обвинения в адрес и тех, и других. Судьи рассказывали о некорректных действиях журналистов как в зале заседаний, так и при написании статей или показов сюжетов по телевидению. Журналисты не «оставались в долгу» и рассказывали о действиях судей по отношению к СМИ.

Но в одном почти все были солидарны – украинские законы несовершенны, и поэтому создаются трения между судьями и журналистами. Как рассказал Реймондини, в США (и не только) вообще запрещено проводить видео- и фотосъемку, писать на диктофон, объясняя это тем, что в этом случае могут быть нарушены права участников процесса. С другой стороны, все согласились, что СМИ оказывают большое влияние на судебные процессы и путем обнародования информации помогают вершить справедливый суд.

На каком этапе освещать? – задавались вопросами и те, и другие. Журналисты были единодушны – говорить и показывать необходимо как во время процессов, так и сразу после вердиктов судов. Судьи же возражали, что таким подходом можно навредить как процессу, так и его участникам. И даже предлагали не писать и не показывать до тех пор, пока решение суда не пройдет апелляцию. Журналисты были против таких высказываний.

В один из горячих споров журналисты указали на предвзятость судей в отношении к конкретным журналистам или к определенным средствам массовой информации. С этим согласились все, даже судьи. Освещение того или иного процесса действительно находится в руках конкретного судьи. Представители СМИ приводили множество подобных фактов.

Как ни странно, но я не мог «похвастаться» плохим отношением Артемовского горрайонного суда по отношению к «Событиям». Да, были времена, когда газете было трудно попасть на заседания, изучить ушедшее в архив дело, задать вопросы участникам процесса. Нынешнее руководство горрайонного суда не препятствует появлению прессы на процессах, хотя их участники настороженно относятся к самому факту появления журналиста в зале суда.

«Посиделки» с судьями закончились как-то неожиданно. Кто-то из журналистов поднял тему коррупции в органах судебной власти, и круглый стол решили спешно закрыть, сославшись на позднее время и ожидающий фуршет. Руководители проекта пообещали поговорить об этом на следующий день. Но разговора не получилось – судьи уже разъехались по домам, оставив журналистов самим говорить о проблемах взаимоотношений судов и СМИ.

В принципе, этот проект довольно хорошо показал, что взаимодействие и взаимопонимание необходимы, если мы стремимся сделать наше государство более открытым и демократичным.

 
* Имя:
Е-mail:
* Текст:
* Защитный код: (пять цифр от 0 до 9)


* - Поля, помеченные звездочкой, обязательны для заполнения.