05.12.07
Нищета больницы
источник: Газета СОБЫТИЯ | автор: Эрика Герасименко

Статья «Ад и рай для престарелых», опубликованная в газете «События» от 21 ноября 2007 г., вызвала многочисленные отклики читателей. Звонили, в основном, миньковчане. Они горой стоят за свою больницу, ведь она в селе – единственная надежда и опора и для работников, и для одиноких стариков.
Прочли эту публикацию в Интернете на нашем сайте и тележурналисты ТРК «Украина». Их поразили факты из жизни больницы. Они тут же связались с нами и предложили вместе съездить в Миньковку.
При входе в привольскую больницу в нос бьет тяжелый запах. Хотя в коридоре чисто, есть даже фойе со старенькими диванчиками и телевизором.

Главврача на рабочем месте мы не застали – он на курсах. Обязанности исполняет фельдшер. Больница готовилась к обеду. На маленькой электроплите варили борщ. Больных кормят на 2 гривни в сутки. Кто не наедается – могут попросить санитарку сбегать в магазин, купить колбаски, хлебушка на деньги из пенсии.
Бабульки житием-бытием в больнице довольны. «Здесь все хорошо, – твердят они. – И кормят неплохо, по-домашнему, и чисто в палате, и уютно. Медики относятся с вниманием, не обижают. А как мы любим своего врача! Не дождемся, когда он с курсов вернется».

86-летняя баба Катя на соседнем стуле раскинула карты. А чем еще в больнице заниматься, как не гадать?
– По картам прочла, что гости в больнице будут! – сказала гадалка. – И червовые короли выпадали, и бубновые дамы (это же вы!).
Нас поводили по палатам, чтобы убедить – в больнице хоть и бедно, но чисто. На кроватях постельное белье, постояльцы выглядят ухоженными. Неужели за прошедший год, когда баба Дуся (о которой мы писали) лежала в одной из палат этой больницы, многое изменилось? А может, на больничную обстановку повлияла наша публикация и здесь быстренько кое-что поправили?

Палата для бомжей
Пока представители телеканала беседовали с постояльцами больницы, я направилась на поиск палаты для бомжей и нашла ее недалеко от выхода. Там стояла жуткая вонь, перемешанная с запахом сигаретного дыма. На стенах и стеклах красовались дохлые мухи, попавшие в сети паутины.
В палате, рассчитанной на три койко-места, лежали двое бедолаг – Николай с ампутированной ногой и Владимир. Безногому инвалиду нелегко выбираться на улицу, потому он иногда покуривает прямо в палате.

– Мне здесь плохо, ни дня не хочу больше оставаться в этой больнице, – жалуется Николай. – Хотел бы знать – куда девается моя пенсия? На десятку в день мне купили кусок колбасы и хлеба. Мне кажется, что пенсию должен получать не 200 гривень, а гораздо больше, я же инвалид.
Сосед по палате Владимир с мнением приятеля не согласился.
– Здесь хорошо! И ухаживают за нами, и кормят. Мой сосед просто ворчун.
Тут же Владимир прочел стихи собственного сочинения о… привольской больнице. Это была целая ода о том, как он туда попал, как здесь скучно и от безделья хочется плакать. Единственная радость – это черный кот, удобно примостившийся и сладко помуркивающий на животе своего друга.
Как я поняла, страдают Владимир и Николай вовсе не от вони (хорошо, что наше обоняние имеет способность к адаптации), а от сильного зуда. У них чешется тело – спасу нет. Николай с февраля мылся пару раз, поплескавшись в тазике.
Узнав, что купают постояльцев больницы в тазиках (так как душа у них нет), таская ведра с теплой водой из бойлера – были готовы склонить перед персоналом больницы головы в знак восхищения и уважения. Хотя согласиться работать в таких условиях, как нам показалось, – не столько знак сильной воли, сколько безвыходности ситуации (а где еще в Миньковке можно найти работу?). Теперь стало понятно, почему в больнице сохраняется стойкий неприятный запах…
Возвращаясь в редакцию, я подумала: что хуже для одиноких людей – жить под забором, питаясь со свалки, но дышать свежим воздухом, или же пребывать в больничной палате, где тепло и даже есть чем подкрепиться, но вдыхать долгие месяцы резкий «аромат» немытых тел, нестираной одежды и мочи и изнывать от безделья?
А может, это и есть наш, земной ад?

Главврач ЦРБ Валентин Бледнов обрадовал – никто не собирается закрывать привольскую больницу. Финансирование сельского здравоохранения позволяет укрепить материальную базу, сделать капремонт в той же привольской больнице, установить там душ, позаботиться о горячей воде. Главное, чтобы депутатский корпус не изымал бюджетные деньги из здравоохранения на другие нужды, ведь медицина и так находится в нищенском положении. Потому можно надеяться на то, что при принятии бюджета на 2008 год выделят средства и на нужды привольской больницы, где так по-разному оценивают больничную жизнь.
Когда материал был готов к печати, в «События» позвонили из телерадиокомпании «Украина». Нам сообщили, что после просмотра вечерней программы новостей с их телестудией сразу же связались представители Донецкой обладминистрации. Говорят, сам Анатолий Близнюк «прослезился» и распорядился снарядить экспедицию в привольскую больницу, чтобы отвезти туда кровати, матрацы, постельные принадлежности. «Обрывают» телефон телестудии и дончане. Люди спрашивают адрес больницы, чтобы помочь.

 
* Имя:
Е-mail:
* Текст:
* Защитный код: (пять цифр от 0 до 9)


* - Поля, помеченные звездочкой, обязательны для заполнения.