22.08.07
Долгожительница
источник: Газета СОБЫТИЯ | автор: Эрика Герасименко
Когда с улицы доносится похоронная музыка, Наталья Федоровна Левандовская тихо подходит к окну и долго смотрит вслед процессии. По старушечьим впалым щекам текут слезы: «Почему же ты сам, дорогой, уходишь? Почему меня с собой не берешь?» Она живет на этой земле уже сто лет. И признается, что жить устала. Потому и срываются с ее губ такие просьбы.
Согласитесь, далеко не каждому удается преодолеть столетие жизни. Эта худенькая, почти немощная бабушка много чего повидала на своем веку. Мы зашли в гости к этой женщине, проживающей по ул. Леваневского, ведь было о чем поговорить.
Беседовать с юбиляршей было крайне сложно – она плохо слышит, но зато память у Натальи Федоровны отличная. Показывая нам фотоальбом, старушка рассказала обо всех родственниках и друзьях на снимках.
Наталья Федоровна, согласитесь, редко кто доживает до 100-летнего юбилея. Верится, что Вам это удалось?
– У нас в семье много долгожителей: долго жили и мои родные сестры. Одна сестричка тоже дожила до 100 лет, другая прожила еще больше – 112. Да что там говорить о родне? Моей любимой подружке, Ольге Савельевне, с которой вместе в Славяногорске работали, уже тоже под сотню лет. Мы иногда общаемся по телефону.
– Вы родились в 1907 году, многое повидали в этой жизни. Где прошло Ваше детство? Революцию помните, ведь Вам тогда было лишь 10 лет? И что запомнилось из той драматической для России поры?
– Родилась я и выросла в городе Вознесенске. Когда умерли мать и отец – трудно было жить. Мы остались с 10-летней сестрой Леной одни. Чтобы как-то выжить, приходилось наниматься на работу. Помню, деревья мы выкорчевывали, работали у молдаван, трудились даже у нашего родного брата (а всего нас, детей, в семье было семеро), чтобы хоть на туфли заработать. На танцы-то идти хотелось в красивой обувке, а мы туда босиком бегали… Что помню о революции? Много тогда разных банд было. Разве разобраться ребенку?
А из Ваших членов семьи кто-нибудь пострадал в период сталинских репрессий?
– Муж моей сестры Лены был репрессирован. За что? Не знаем (был он тогда командиром какого-то учебного подразделения). Сколько невинных людей в те страшные годы поистребляли, позагоняли в тюрьмы. Написали донос – и все. В «воронок» – и увезли. Никто не разбирался, виноват человек или нет. Его следы терялись. Сколько слез было пролито.
1933 год известен как период голодомора. Сейчас молодежь не знает, что такое жить без куска хлеба в доме…
– Помню несколько голодоморов: 1923 и 1933 года. Свою 10-месячную дочку Виточку я отправила к свекрови в деревню (а вообще у меня трое деток было). Мы тогда не знали, что там был голод. Нечего было есть, и мой ребенок умер. Когда я это узнала – сильно плакала. Почему тогда нам не сказали о том, что кушать нечего, мы бы хоть продуктов привезли. Были периоды, когда и мы голодали. Это страшно…
Давайте не будем о грустном. А как Вы познакомились с суженым-ряженым? Чем он Вас покорил – умом или красотой? Вы с ним одним прошли по жизни?
– Муж у меня был один-единственный на всю жизнь. С моим Леней меня познакомил супруг сестры, который был военным (они с Леней вместе служили). Мы сразу понравились друг другу, да и многое объединяло: оба мы были комсомольскими работниками, ходили на собрания. В общем, у нас были общие интересы. Потом поженились. Где я только ни путешествовала со своим супругом-военнослужащим, была даже за границей, в Финляндии (после Финской войны). Я легкая на подъем. Сказал Леня, что надо ехать, – я мигом собиралась.
Когда началась война, проводили мужа на фронт?
– Леонид сразу ушел воевать, а я с детьми эвакуировалась. Он писал нам письма и очень скоро (в 1941 году) пропал без вести. Я сильно переживала. Однажды случайно увидела на улице Лениного сослуживца. Он рассказал, что муж несколько раз был в окружении. В первый раз подразделение прорвало оборону, а во второй раз мужа тяжело ранило в ногу (голенище сапога было полное крови). Пока всех нуждающихся в медицинской помощи увозили в медсанчасть, находившуюся в ближайшем селе, Леня сел на пригорок у дуба и сказал, что подождет, пока машина вернется за ним. Только когда за мужем приехали, его на месте уже не оказалось. Лишь его шапка осталась лежать на земле.
О чем грезили, сбылись ли Ваши мечты?
– Я все время ждала и надеялась, что мой муж жив и здоров, скоро даст о себе знать и вернется домой, но… Я видела его только во снах и на фотоснимках. Правда, однажды до меня дошли слухи, что он жив. Но слухи есть слухи… Мужа больше никогда так и не видела. Я бережно хранила его прощальное письмо, в котором Леонид писал: «Прощай, боевая подруга, прощайте, дорогие сородичи». Кто-то, кажется из военкомата, попросил на время дать письмо, но мне его так и не вернули. Словно маленькую частичку они забрали из моей жизни (бабушка заплакала).
Хватает ли Вам на жизнь пенсии? Помогают ли родственники? Считаете ли Вы, что за долгожительство государство должно доплачивать?
– Пенсию получаю небольшую, как и многие пенсионеры. Живу с сыном и невесткой. Они помогают во всем, приглядывают за мной. Но мне не хочется усложнять им жизнь. А насчет доплаты скажу вот что: свои 50 гривень не могу в сберкассе получить. Сама туда не доеду. Составлять доверенность у нотариуса я тоже не в состоянии. Правда, в собесе пообещали на столетие мне 100 гривень дать, 26 августа. Получается, на днях!
Дожить до 100 лет – это радость или наказание? Ведь в таком возрасте, как правило, человек становится немощным, его одолевают недуги…
– Я устала от жизни. Все уже в прошлом. Сейчас целыми днями лежу в кровати. Уже и по квартире ходить боюсь. Недавно упала в кухне и сломала руку (старушка показала посиневшую от травмы кисть руки). Жизнь – это когда ты здоров, полон сил и энергии. У меня вроде бы ничего не болит, но чувствую сильную слабость. Уже не хочется жить…
Существует поверье, что Бог отмеряет человеку определенное количество прожитых лет, чтобы он выполнил свою миссию на земле. Как Вы считаете, какая роль в этой жизни была у Вас?
– Даже не знаю. Наверное, как и у многих других: создать семью, воспитать детей, работать, приносить пользу родине (я долгое время работала в колхозе, потом на швейной фабрике им. 8 Марта).
Раскройте секрет долголетия. Как все-таки прожить сто лет?
– Такого секрета нет. Живу как все, ем те же продукты, дышу тем же воздухом и пью ту же воду. Наверное, наследственность у нас такая – долгожители.
Готовитесь к юбилею? Дети придут, внуки (у бабушки их четверо). Что бы хотели получить в подарок?
– А мне все равно. Зачем нужен этот юбилей? Я уже старая, полуслепая и полуглухая. Какие подарки? Вон есть у меня кровать – больше ничего и не надо.


 
* Имя:
Е-mail:
* Текст:
* Защитный код: (пять цифр от 0 до 9)


* - Поля, помеченные звездочкой, обязательны для заполнения.